Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

M

Адриен Жан Батист Франсуа Бургонь «Мемуары наполеоновского гренадера»

Мы пошли дальше и, опасаясь, что пожар догонит нас, с помощью наших сабель заставили перейти нашу первую команду на рысь. Тем не менее, уйти от огня нам не удалось – когда мы подошли ближе к Губернаторской площади, то увидели, что главная улица, где жили многие из наших старших офицеров, уже пылала. Это был третий случай поджога, но и последний.
Осмотревшись, мы заметили, что горело в нескольких местах и, двигаясь бегом можно было проскочить. Дойдя до первого горящего дома, мы остановились, чтобы решить, как пройти дальше. Многие дома уже рухнули, а те, мимо которых нам надо было пройти, также грозили обрушиться на нас и поглотить нас в пламени. В то же время, оставаться тоже стало опасно – загорелись дома позади нас.
Таким образом, огонь был не только впереди и позади нас, но и справа и слева, и мы были вынуждены пройти через это море огня. Мы послали экипаж вперёд, но русские не хотели быть первыми, даже, несмотря на сабельные удары. Тогда первым пошёл экипаж с нашими людьми и, подбадривая друг друга, они успешно прошли опасное место. А потому мы ещё сильнее стали бить русских, которые, испугавшись, что будет хуже, с криком: «Houra!» бросились вперёд, подвергаясь большой опасности из-за обломков мебели, постоянно вылетавших из домов на улицу. Мы побежали за вторым экипажем, и вышли на перекрёсток четырёх улиц, объятых пламенем. Хотя шёл дождь, огонь бушевал с прежней силой, дома падали непрерывно и целые улицы моментально превращались в дымящиеся груды развалин.
В полк надо было вернуться как можно скорее, но мы видели, что это было практически невозможно – надо было подождать, пока улица не выгорит дотла. Мы решили вернуться. На этот раз русские пошли первыми, но, только они прошли опасный участок и мы приготовились следовать за ними, раздался страшный грохот – обломки горящих балок и железные листы кровли рухнули на экипаж, мгновенно уничтожив всё и русских тоже. Мы не сильно сожалели о них – потеря наших запасов огорчила нас больше, особенно потеря яиц. Наше положение было ужасно – мы были полностью отрезаны пожаром, без всякой надежды выбраться. К счастью, на перекрёстке нашлось место, недосягаемое для огня, где мы могли подождать, пока не выгорит улица и появится свободный проход. Дожидаясь удобной минуты, мы заметили, что в одном из домов располагалась итальянская кондитерская. Дом горел, но мы подумали, что хорошо бы попытаться спасти хоть что-нибудь из добра, если получится. Дверь оказалась запертой, зато окно на втором этаже оказалось открытым, а счастливый случай предоставил нам лестницу, которую мы поставили на бочку. Её длины оказалось достаточно для того, чтобы наши солдаты влезли в дом.

Collapse )
M

Адриен Жан Батист Франсуа Бургонь «Мемуары наполеоновского гренадера»

Пройдя мост, мы продолжали путь по широкой прекрасной улице. Нас удивило, что не видно было ни души, даже ни одной женщины и некому было слушать нашу музыку, игравшую: «Победа за нами!» Мы не знали, чему приписать такое полное безлюдье. Мы воображали, что жители, не смея показываться, смотрели на нас сквозь щёлки оконных ставень. Кое-где мы видели только лакеев в ливреях, да несколько русских солдат.
Через час мы очутились перед внешней линией укреплений Кремля. Но нас заставили круто повернуть налево, и мы пошли по улице ещё лучше и шире первой: она вела нас на Губернаторскую площадь. В ту минуту, как остановилась колонна, мы увидали трёх дам, выглядывавших из окна нижнего этажа. Я очутился на тротуаре, вблизи одной из этих дам; она подала мне кусок хлеба, чёрного, как уголь, и перемешанного с мякиной. Я поблагодарил её и в свою очередь подал ей кусок белого хлеба, который мне дала Матушка Дюбуа, маркитантка нашего полка. Дама покраснела, а я засмеялся; тогда она, не знаю зачем, тронула меня за рукав, и я продолжал путь.
Наконец мы пришли на Губернаторскую площадь и расположились напротив дворца Ростопчина, губернатора города, того самого, который распорядился поджечь его. Нам объявили, что весь нашему полку приказано патрулировать город, и что никто ни под каким видом не смеет отлучаться. Но, несмотря на это, через полчаса вся площадь заполнилось всякими товарами, было всё, чего только душе угодно: вина разных сортов вина, водка, варенье, громадное количество сладких пирогов, муки, но хлеба не было. Мы входили в дома рядом с площадью, чтобы попросить еды и питья, но, поскольку хозяев не было, сами брали всё, что нам хотелось.
Мы расположили наш пост у главных ворот дворца, справа имелась комната, довольно обширная, чтобы хватило места для караула и нескольких пленных русских офицеров, захваченных в городе. Ранее захваченных русских офицеров по приказу командования, оставили у входа в город.

Collapse )
M

(no subject)

Здесь нельзя не упомянуть о гибели герцога Немурского, убитого герцогом де Бофором на дуэли, состоявшейся на Конном рынке. Вы, наверное, помните, что я рассказывал вам об их ссоре во время битвы в Жержо. Она разгорелась снова, когда они заспорили о первенстве в Совете герцога Орлеанского. Герцог Немурский почти силой вынудил г-на де Бофора драться; раненный в голову пистолетным выстрелом, он умер на месте. Г-н де Виллар, вам знакомый, был его секундантом и убил Эрикура, лейтенанта гвардии г-на де Бофора.

Жан Франсуа Поль де Гонди, кардинал де Рец «Мемуары»
K

(no subject)

В период полового созревания (или, если угодно, тогда, когда в человеке пробуждаются чувства) мне очень нравились два телеспектакля, удивительным образом похожие.
Это «Двенадцатая ночь» театра «Современник», поставленная режиссёром Питером Джеймсом по Шекспиру, и «Тогда в Севилье» по пьесе Самуила Алёшина.
Объединяет эти пьесы то, что в них героиня переодевается в мужское платье и так хорошо подаёт себя, что успешно соблазняет главных красавиц представления.
Сейчас не про то, что сказал бы Фрейду или кому-нибудь ещё этот факт о моей сексуальности, а просто я вдруг вспомнил про второй спектакль (за первый-то стесняться не приходится – он, мне кажется, выдержал испытание временем, а уж актёры там какие замечательные) и любопытства ради нашёл его выложенным в сети.
Исполнявшую там главную роль одну из ведущих тогда актрис театра Вахтангова Светлану Переладову нашли мёртвой через несколько дней после смерти, в маленькой комнате, которую она снимала в коммуналке. Причина смерти осталась неизвестной. Ей было 30 лет.

Кроме телеспектакля «Тогда в Севилье» 1978 года, выкладываю сюда же «Двенадцатую ночь» (тоже 1978), а ещё обнаруженный мной эстонский мюзикл 1972 года по той же пьесе Алёшина, творчески переработанной под современность, на эстонском языке с русскими субтитрами (Таллинфильм).

Collapse )
R

(no subject)

С. на танцах выдали новую девочку.
Опытную, семи лет.
Представляю, какая трагедия для предыдущей партнёрши.
Может быть даже, тяжёлая душевная травма на всю жизнь.
Их ведь там с десяток девчонок на одного С.
Ей повезло, а она его не удержала.
Мир суров, и мальчиком в нём иногда быть лучше.
M

(no subject)

Продолжаю читать «Записки русского путешественника» Карамзина.

– На стенах колокольни путешественники пишут свои имена, или стихи, или что кому вздумается. Я нашел и русские следующие надписи: «Мы здесь были и устали до смерти». – «Высоко!» – «Здравствуй, брат земляк!» – «Какой же вид!»

Давно уже не был я так приятно растроган, как ныне в театре. Представляли драму «Ненависть к людям и раскаяние», сочиненную господином Коцебу, ревельским жителем. Автор осмелился вывести на сцену жену неверную, которая, забыв мужа и детей, ушла с любовником; но она мила, несчастлива – и я плакал, как ребенок, не думая осуждать сочинителя. Сколько бывает в свете подобных историй!.. Коцебу знает сердце. Жаль только, что он в одно время заставляет зрителей и плакать, и смеяться! Жаль, что не имеет вкуса или не хочет его слушаться!

Collapse )
R

(no subject)

Во-первых, за очередные улучшения ЖЖ отсчитываю минус 1 к карме стоящей у его руля команды. Новый профиль журнала мне не нравится. Некрасивый и подглючивает, часто указывая неверные цифры, а та неполная часть моего списка френдов, что показывается в обычном режиме, взята из головы в алфавитном беспорядке.
Самое главное – не могу теперь раздельно читать френд-ленту из людей и френд-ленту по сообществам. Вчера под это дело выбросил из своего второго журнала половину сообществ, которые я просматриваю только оттуда.
Во-вторых, мой второй журнал chetvergutro, куда я экспериментом стал выкладывать исключительно картинки и мои фотографии, чего-то похорошел. Ни за что его теперь не брошу, потому что он хороший. Плюс 1 мне к карме.
В-третьих, команда фотобукета, где я много лет храню свои картинки, чего-то совсем рехнулась. Тоже улучшатели. Теперь картинкам, что туда загружаются, мало того, что присваивают другое, произвольное имя, так и в библиотеку картинку помещают без всякого порядка (раньше по мере загружаемости, то есть в конец альбома). И пойди найди нужную картинку среди сотен прежде загруженных.
К карме фотобукета минус 2, а не посоветует ли мне кто-нибудь иной сервис для складирования картинок? Хочется чего-нибудь удобного и надёжного.

Collapse )

Collapse )
P

(no subject)

Я сегодня видел милиционера.
Как они теперь считаются, российского полицейского.
Вы, может, тоже видели сегодня милиционера, а потому ничего удивительного в моём сегодняшнем событии не чувствуете.
А он был негром.
Не мулатом, не по-американски, бразильски или кубински коричнево-чёрным, а натурального африканского синеватого оттенка.
Поскольку это первый российский милиционер-негр, которого я увидел в своей жизни, заношу эту встречу в бортовой журнал.
Первый, но очевидно, что не последний.
Заметил его я, правда, не где-нибудь, а у академии МВД на улице Зои и Александра Космодемьянских.
Так что теоретически он мог быть и иностранным курсантом.
Зачем иностранцу учиться в России полицейскому делу, а не математике, музыке или балету, не очень понятно.
А так-то да, главное, чтобы человек был хороший.