Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

R

(no subject)

Случайно посмотрел телепередачу «Спокойной ночи, малыши».
В ней участвовала совсем незнакомая мне женщина-ведущая, да и куклы были не из золотого фонда моего детства (а это Хрюша, Филя и Степашка).
Поначалу удивляло, что куклы называли ведущую просто по имени, а во времена моего детства это всё были «дяди» и «тёти»: дядя Володя, тётя Валя, тётя Таня.
Потом догадался, что для современной ведущей западло быть «тётей»: это старит, а они ведь все внутри молодые, как Алла Пугачёва.

Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет.
Это народная мудрость, а нобелевский лауреат академик Павлов, Иван Петрович, наверное, думал про себя, что это только у тех, кто халвы никогда не видел, не ел и не любил.
А у других, и особенно у людей с богатым воображением, от многократного повторения этого слова не может не произойти обильное рефлекторное слюноотделение.

И вот ещё одна житейская мудрость.
Если вы захотите чихнуть, а делать этого вам по какой-либо причине никак нельзя, то надо надавить пальцем на точку между бровей, если она у вас есть. Желание чихнуть уйдёт.

R

(no subject)

Большую часть шестого века я провёл в старой склянке из-под кунжутного масла, запечатанной воском и бултыхающейся в волнах Красного моря. Моих воплей никто не слышал. Наконец меня освободил старый рыбак — к тому времени я уже настолько отчаялся, что на радостях решил было выполнить несколько его желаний. Я вырвался наружу в облике дымного великана, выпустил несколько молний и наклонился, чтобы спросить, чего он желает. Бедолага тут же и помер от разрыва сердца. В этой истории должна быть какая-то мораль, но хоть убейте, я её не вижу.

Джонатан Страуд «Врата Птолемея»

Ещё земли печален вид, а всё больше девушек меняют брюки и джинсы на короткие юбки и чёрные колготки. Я на ноги девушек в коротких юбках совершенно даже не смотрю, потому что счастливо женат, а интересуюсь совсем другими предметами, не менее серьёзными.

Это, наверное, все уже много лет тому назад как обсудили, но просто у меня в этом дневнике опции русскоязычного пользователя отключены, а другим журналом я пользовался вяло и внимания на его профиль почти не обращал.
А сейчас я туда регулярно выкладываю картинки, а там в профиле строчка с местом в рейтинге, и видно, как указываемое число прямо неуклонно уменьшается. Вчера было место №65 666, а сегодня уже №50 930, хотя я только-то сделал, как разместил в журнале, который никто не читает и никто поэтому не комментирует, всего одну фотографию. Это для меня слегка загадочно.

Читаю четвёртую книгу «Трилогии Бартимеуса» (четвёртую книгу трилогии…) Джонатана Страуда. В своём жанре (фэнтези) книжка очень даже приличная. Захватывает, и не без адекватной морали. Любителям жанра можно порекомендовать.

Collapse )
P

(no subject)

Снилось тираническое государство людоедских спецслужб и подпольщиков со взаимным жестоким террором и ужасом. Спецслужбы арестовали одного подпольщика, Шона Коннери, не эпохи Джеймса Бонда, а с уже серебристой бородой, и ещё задержали по подозрению в связях с ним молодую пару, парня и девушку (я во сне немного был этим парнем), которых заперли в высокой старой крепостной башне, видом как из "Сказки странствий" с Мироновым или как в Борисоглебском монастыре, с квадратным люком в центре деревянных перекрытий этажей и ведущими вверх лестницами по стенам.
А Шона Коннери пытали и допрашивали, и видно было, что скоро он не выдержит, расколется и выдаст гестаповцам молодых. И тогда я, уже другой персонаж, не малого, но и не самого большого чина внедрённый в спецслужбы подпольщик, ну вроде как штандартенфюрер Штирлиц, чувствуя, что пора спасать, внезапно сказал, что всё, мы прекращаем допрос, а какая-то мелкая гестаповская крыса было завозмущалась, но я резко её оборвал, и мы все пошли к начальству.
На совещании я начал говорить, что ну вот расколем мы Шона, выдаст он от силы пару-тройку человек, как обычно бывает, а у меня есть идея получше. И тут вроде бы как оказывается, что молодая пара - это на самом деле наши гестаповские агенты, которых мы, спецслужбы, хотели внедрить в подполье, а то, что полиция их случайно арестовала и засветила, нам совсем не с руки. Хотя на самом деле, поскольку этих агентов долго готовил я сам, они всё-таки в глубине, по-настоящему, тоже секретно были подпольщиками. И я предлагаю план, для которого будто бы нужен ещё не до конца сломленный Коннери. Надо заключить с ним сделку: мы его выпустим, а он за это возьмёт с собой в самый центр эту молодую пару, у которой есть важная информация для подполья. И как-то так ненароком неуклюже ему в разговоре выдаём, что это, на самом деле, будет дезинформация, для передачи которой мы "втёмную" используем молодых, а они самые настоящие подпольщики, но просто про то, что это деза, не знают. И ещё дадим Коннери из-за угла в тюремном коридоре подслушать случайный разговор, в котором будет совсем другая информация, которая, на самом деле, будет тоже ложной. И Шон Коннери, когда мы ему предложим свободу, с радостью согласится, а, когда вырвется на волю, наше соглашение соблюдать не будет и всё главным подпольщикам сразу расскажет - и то, что молодая пара подпольщики, и то, что спецслужбы их используют для передачи дезинформации, и про то, что настоящая информация совсем другая. И так мы, гестаповцы, сразу двух зайцев убьём - и важную дезинформацию подполью передадим, и молодых агентов наших в подполье легализуем.
И начальство одобрительно на план кивало головой, а сегодня, проснувшись, моя собственная голова болит довольно сильно, и похоже, что окончательно сломался мой рабочий компьютер, медленно умиравший последние пару недель, а домашний ноутбук тоже приказал мне долго жить на этой неделе, и ещё я узнал, что все дворники в нашем и окрестном домах (не те, что, спасибо Собянину, толпой ломами и лопатами всю зиму честно чистили парковки, а те, что моют по утрам подъезды, а по вечерам их у нас моют консьержки) татары, как в старые добрые советские времена, а я думал, что таджики.