Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

R

(no subject)

Случилось так, что на рождение третьего внука мама решила подарить моей жене золотое колечко.
Пошла в магазин и купила.
И хоть говорили выбирать большой размер, она взяла и стала по своему собственному пальцу прикидывать – если ей налезет, то уж моей жене тем более.

Вот вам и первый урок из этой истории.
Не надо думать, будто мир устроен так, что кольца должны столь же легко налезать на все другие пальцы, как на ваши.
Мир – он, на самом деле, больше и разнообразнее, и не надо судить о нём по себе.

И пришлось мне ехать в магазин «Рубин» на главной улице подмосковного города, в котором прошло моё сознательное детство, чтобы кольцо обменять на размер побольше.
Кафе «Ласточка» и магазин «Рубин», к слову, существуют уже многие десятилетия. Эти ориентиры неизменны и вечны: я помню их с тех пор, как пешком под стол ходил.
И мы встретились у магазина с мамой и кольцо обменяли, а потом поехали к ней домой перекусить, потому что матери, как только своих сыновей увидят, сразу норовят их накормить.
Так уж они устроены, пусть даже головы их детей уже начинают серебриться на висках.

И в маршрутке к матери обратилась девушка – а это не вы меня физике когда-то учили?
Много лет назад мама была учёным секретарём отраслевого института.
Это было в те годы, когда обнаружилось, что наука не так прибыльна, как нефть, и институт прекратил своё существование.
Маме пришлось искать себе новое занятие.
Она, химик по профессии, читала в вузе лекции по экологии, безуспешно избиралась в депутаты местного совета, потом нашла себя в работе страхового агента, которой благополучно занимается до сих пор.
И был период в её жизни, когда она пробавлялась репетиторством – по ночам сидела над школьными учебниками, вспоминая давно забытые курсы, а потом обучала старшеклассников химии, физике и математике.
И эта девушка в маршрутке, что к ней обратилась, лет пятнадцать назад к маме приходила.
Тогда по физике пятёрку получила, потом закончила вуз, сейчас уже работает, но маму мою, как выяснилось, до сих пор с благодарностью вспоминает.

Вот вам и второй урок моей истории.
Да даже не столько вам, сколько мне самому.
Есть люди, которые опускают руки.
А есть те, кто барахтается до самого конца.
Мама моя, в предпенсионном возрасте начав жизнь сначала, себя в ней вполне успешно нашла.
Купила дачный участок неподалёку от нашего популярного среди отдыхающих водохранилища, сама возвела там дом (руками специалистов, разумеется), делит теперь своё время между работой и дачей, но и нас не забывает.
Буду стараться с неё пример брать, если и мне придётся всё начинать заново.
R

(no subject)

Чтобы сдать в консульство ходатайство о визе, надо заранее позвонить туда по телефону и записаться.
Для записи выделяют всего два часа по утрам. Дозвониться получается не в каждый день.
Если вдруг получится, то называют день и час, когда надо придти с документами.
В оживлённое летнее время дату дают где-нибудь через месяц после того, как позвонил, а то и позже.
Выждал этот месяц, пошёл в консульство.
Там огромная (ну, не огромная, но большая – человек сорок) живая очередь.
Это, как не сразу выясняется, те, кто просто так взяли и пришли, а тех, кто записался по телефону заранее, из очереди всё время внутрь консульства зазывают.
Откликнулся на вызов, а там по спискам проверяют – записан или просто так пришёл.
Тут, конечно, начинается самое интересное.
В списках никакого меня нет.
Напрасными оказались многочисленные попытки дозвониться и долгое ожидание назначенного дня.
Куда бежать, на кого жаловаться - не вполне понятно.
Конец истории, правда, хороший.
Гуманность была проявлена, и к сдаче документов всё равно допустили.

P

(no subject)

Снилось тираническое государство людоедских спецслужб и подпольщиков со взаимным жестоким террором и ужасом. Спецслужбы арестовали одного подпольщика, Шона Коннери, не эпохи Джеймса Бонда, а с уже серебристой бородой, и ещё задержали по подозрению в связях с ним молодую пару, парня и девушку (я во сне немного был этим парнем), которых заперли в высокой старой крепостной башне, видом как из "Сказки странствий" с Мироновым или как в Борисоглебском монастыре, с квадратным люком в центре деревянных перекрытий этажей и ведущими вверх лестницами по стенам.
А Шона Коннери пытали и допрашивали, и видно было, что скоро он не выдержит, расколется и выдаст гестаповцам молодых. И тогда я, уже другой персонаж, не малого, но и не самого большого чина внедрённый в спецслужбы подпольщик, ну вроде как штандартенфюрер Штирлиц, чувствуя, что пора спасать, внезапно сказал, что всё, мы прекращаем допрос, а какая-то мелкая гестаповская крыса было завозмущалась, но я резко её оборвал, и мы все пошли к начальству.
На совещании я начал говорить, что ну вот расколем мы Шона, выдаст он от силы пару-тройку человек, как обычно бывает, а у меня есть идея получше. И тут вроде бы как оказывается, что молодая пара - это на самом деле наши гестаповские агенты, которых мы, спецслужбы, хотели внедрить в подполье, а то, что полиция их случайно арестовала и засветила, нам совсем не с руки. Хотя на самом деле, поскольку этих агентов долго готовил я сам, они всё-таки в глубине, по-настоящему, тоже секретно были подпольщиками. И я предлагаю план, для которого будто бы нужен ещё не до конца сломленный Коннери. Надо заключить с ним сделку: мы его выпустим, а он за это возьмёт с собой в самый центр эту молодую пару, у которой есть важная информация для подполья. И как-то так ненароком неуклюже ему в разговоре выдаём, что это, на самом деле, будет дезинформация, для передачи которой мы "втёмную" используем молодых, а они самые настоящие подпольщики, но просто про то, что это деза, не знают. И ещё дадим Коннери из-за угла в тюремном коридоре подслушать случайный разговор, в котором будет совсем другая информация, которая, на самом деле, будет тоже ложной. И Шон Коннери, когда мы ему предложим свободу, с радостью согласится, а, когда вырвется на волю, наше соглашение соблюдать не будет и всё главным подпольщикам сразу расскажет - и то, что молодая пара подпольщики, и то, что спецслужбы их используют для передачи дезинформации, и про то, что настоящая информация совсем другая. И так мы, гестаповцы, сразу двух зайцев убьём - и важную дезинформацию подполью передадим, и молодых агентов наших в подполье легализуем.
И начальство одобрительно на план кивало головой, а сегодня, проснувшись, моя собственная голова болит довольно сильно, и похоже, что окончательно сломался мой рабочий компьютер, медленно умиравший последние пару недель, а домашний ноутбук тоже приказал мне долго жить на этой неделе, и ещё я узнал, что все дворники в нашем и окрестном домах (не те, что, спасибо Собянину, толпой ломами и лопатами всю зиму честно чистили парковки, а те, что моют по утрам подъезды, а по вечерам их у нас моют консьержки) татары, как в старые добрые советские времена, а я думал, что таджики.
S

Про сон

Мне сегодня снилось, как я в какой-то не очень городской местности собираюсь макро-фотографировать в прекрасный солнечный день некий деревянный бэкграунд – что-то вроде стола для пикников из толстых досок, а ещё у меня есть букет синих цветов на длинных стеблях – ирисы или что-нибудь в этом роде.

И вот я откладываю букет в сторону и иду к столу, а тут на велосипеде подъезжает какой-то молодой, лет двадцати парень, спокойно берёт мой букет и неторопливо уезжает.

И я бегу за ним и кричу - Отдавай мой букет! А он всё так же медленно едет, на меня внимания не обращая, и догнать его легко. И я думаю – сейчас догоню и морду набью! А потом подумал, что этот парень, наверное, сын местного большого милицейского начальника, и сначала я набью морду, а потом – мне, и сильнее.

Я считаю, что этот сон к деньгам. Потому что все сны делятся на те, которые снятся к деньгам, и на те, которые снятся к большим деньгам.