Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

R

(no subject)

В выходные на пару дней ездили в Борисоглебский.
Были по дороге в музее паровозов в Переславле-Залесском, где С. теперь деловито сразу идёт в вагон, где продают сувениры, и я уже традиционно покупаю ему там игрушечный паровоз, а потом катаю его на дрезине с ручным управлением.
Ночевали опять традиционно в гостинице «Ковчег», что напротив Борисоглебского монастыря.

Collapse )
R

(no subject)

Вчера вечером в маршрутке на конечной (она же начальная) у метро, где водитель набирает пассажиров:

Женский недовольный голос: – Мы поедем когда-нибудь?
Шофёр громко и радостно: – Конечно, поедем!
Женский голос, уже присмирев от так искренне прозвучавшей нотки веселья и дружелюбия, слегка как бы жалуясь: – Домой хочется!
– Через одну минуту едем.
И точно – дверь скоро закрывается, и мы трогаемся и проезжаем мимо стоящих на остановке других автобусов и маршруток, мимо только что открытого у нас нового большого торгового центра с кинотеатром, и по бульвару – всё ближе и ближе к дому.
R

(no subject)

Видел в метро невысокую то ли девушку, то ли девочку (не с лица, со спины) в большой пушистой меховой шапке с острыми ушками – наверное, чернобурка – и такого же оттенка хвостом, прикреплённым то ли снизу к рюкзачку, то ли сзади к куртке.
Лисичку, конечно, немного жалко, но выглядит симпатично.
R

(no subject)

В выходные ездили в Переславль-Залесский.
В какой-то мере это было пробное путешествие: хотели посмотреть, можем ли так проводить время с двумя маленькими детьми.
Планировали по дороге заехать в Александров, чтобы узнать, убил ли там Иван Грозный своего сына или нет.
Однако Ярославское шоссе между Мытищами и Пушкино подвергается ожесточённому ремонту.
На этом двенадцатикилометровом отрезке мы в пробке потеряли три часа в субботу и два в воскресенье, по дороге в обратную сторону.
Александров мы отменили, и тайна истории осталась нами неразгаданной.
Ночевали в Автомотеле на окружной переславльской дороге, прельстившись дешевизной двухкомнатного номера.
Сначала в мотеле было несколько неуютно: нам на выбор предолжили два соседних номера, в одном из которых не работал телевизор, а в другом были проблемы с водой, подогреваемой бойлером, и отоплением.
Постепенно всё наладилось. Приходил кочегар крутить батареи и краны. Гостиничный персонал, кстати, всячески проявлял свою готовность помогать.
У мотеля, что нас тоже несколько смутило, были припаркованы многие длинные фуры. В кафе мотеля сидели дальнобойщики с женщинами.
Нам, однако, объяснили, что дальнобойщики в гостинице не останавливаются – ночуют в своих машинах.
И правда – в гостинице ночью было очень тихо.
Знакомятся ли дальнобойщики с женщинами в этом кафе или привозят с собой, тоже остаётся загадкой.

Погода в воскресенье с утра была восхитительной.
Безветренно и слегка морозно, солнце, синее небо, золотые листья на деревьях и выпавший накануне первый снег на земле.

Collapse )
R

(no subject)

В маршрутке сегодня утром завязалась перепалка.
Девушка стояла у входа, а грузная бабка, сидевшая во втором ряду, довольно грубо попросила девушку пройти дальше, вглубь салона, чтобы видеть, какие остановки мы проезжаем.
Девушка так и сделала, сев на свободное сиденье, но бабке своё неодобрение выразила.
Та тоже молчать не стала, сказав, что девушку учит, как правильно жить.
А девушка – меня родители учат, вы меня не учите!
Ну и так далее.

Дуры из них обе, конечно.
Я не люблю тех, в чьём лексиконе нет волшебного слова «пожалуйста».
Которые на грани хамства, а то и перейдя её, учат других жить.
Потому что других людей учить жить могут, я считаю, только безусловно безупречные люди.
Ну вот как я, к примеру.
Не люблю я и тех, кто в встаёт у выхода не потому, что надо выходить, а потому, что так удобнее.
Это создаёт помехи тем, кто входит и выходит по мере продвижения транспортного средства по маршруту.
Кроме того, эта девушка, когда наша маршрутка приехала на конечную остановку к метро, шла за мной к двери и всё время подталкивала меня сзади своей сумкой.
Нарушение личного пространства, отсутствие чувства дистанции – это тягчайшее преступление против человечества.
R

(no subject)

В метро захожу в довольно сильно набитый людьми вагон.
Рядом толкутся два человека – старый, маленький, в очках с сильными диоптриями и молодой с короткой стрижкой.
Старый протискивается мимо меня поближе к карте метро, рядом с которой я стою.
Теперь молодой справа, старый слева, и оба очень близко.
Обсуждают через меня, как добраться до такой-то станции – по кольцу или лучше через центр.
Палец, которым старый тыкает в карту, украшен синим вытутаированным перстнем.
На всякий случай прижимаю рюкзак, что со стороны молодого, к себе, а кошелёк у меня в надёжном внутреннем кармане куртки.
Двое отходят от меня в другой конец вагона, а когда поезд приезжает на ту остановку, где они вроде бы собирались выходить, никуда не выходят.
Старый сидит на скамье, молодой стоит рядом с ним – две свободные руки (ни сумки, ни рюкзака) у него на поручнях.
Через остановку выхожу я.
У меня уже прилично как давно дважды вытаскивали кошелёк – один раз когда я заходил в электричку, второй раз – в маршрутке.
Много раз вытаскивали кошелёк у моей матери, начиная ещё с советского времени, – один раз прямо в очереди в кассу из руки, заговорив зубы.
Много раз вытаскивали кошелёк и крали портфели у моего отца – один раз сымитировав небольшое дорожно-транспортное происшествие, и пока осматривали машины, кто-то утащил портфель с сиденья.

Collapse )
R

(no subject)

Сегодня утром вышел из автобуса, а вместе со мной – бабушка, старая, скрюченная так, что смотрит не вперёд, а вниз, и с поддерживающими палками в каждой руке.
Я стою, жду, пока автобус и другие машины уедут, чтобы дорогу перейти.
Нерегулируемый пешеходный переход есть, но метрах в тридцати-сорока дальше от остановки.
До него мне идти лень, можно немного подождать и так.
Смотрю – старушка, долго не думая, сначала на обочину сошла, а потом всё сильнее и сильнее в проезжую часть углубляется.
Машины по которой, между тем, в два ряда довольно быстро едут.
Я кричу – стойте! – к старушке подбегаю и пытаюсь её сзади придержать, чтобы она на дорогу не выскочила, а её машина чтоб не сбила.
Бабка упирается, упирается, потом кричит мне, не оборачиваясь – пустите же меня, господи!
Я её отпускаю, она, всё так же глядя не по сторонам, а из-за своей скрюченности строго вниз, медленно переходит дорогу, а машины её на всякий случай осторожно пропускают.
Ох, права была Шапокляк, говорившая словами песни, что хорошими делами прославиться нельзя.
Не буду больше хороших дел делать.