Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

R

(no subject)

Три дня был в Питере на международном конгрессе врачей, а вчера точно так же стоял у нашего стенда уже в Сколково на Startup Village – 2016.
Уж сколько таких конференциях (для врачей и для инноваторов) я посещал, но первый день конгресса в Питере меня поразил в самое сердце.
Мы ровно три часа без отдыха раздавали наши рекламные материалы при длиннющих очередях.
Так, что даже взмокли, и нам по одному пришлось потом ходить принимать душ.
Очередях со всеми элементами нездорового ажиотажа, когда кто-то пытался подойти сбоку со словами «Я заведующая отделением, дайте мне немедленно!», а её норовили оттолкнуть плечом и кричали «Я тоже заведующая отделением, а сколько в очереди простояла!».
Или вот один старикан тоже прошёл сбоку без очереди и предъявил мне красные корочки удостоверения академика Академии технологических наук, чтобы получить нашу наполненную сумку.
За эти три часа мы лишились почти всех наших материалов, по плану предназначенных для раздачи на все пять дней, так что пришлось заряжать наших коллег, которые приехали к нам на смену на вторую половину конгресса, везти новые ящики на раздачу, а мы фактически остались без работы и поэтому могли расслабленно гулять по городу.
Ну всё-таки на конгрессе было больше полутора тысяч врачей, а вот в Сколково, на свежем воздухе на пляже у пруда, где стояли стенды, вокруг нас было малолюдно.
Полезные контакты, однако, тоже завели.
В Питере долго разговаривал с главным врачом специализированной республиканской клинической областной больницы из Сибири, с профессором одного из московских медов, практикующей в Морозовской больнице – обе хотели бы проводить с нами клинические исследования.
В Сколково к нашему стенду подошёл директор одного из московских исследовательских институтов, очень интересовался нашим виварием, обменялись с ним визитками…
А погода эти дни стояла прекрасная!

Collapse )
M

(no subject)

Бедная девушка умерла от злокачественной лихорадки, которая свела её в могилу за сутки, прежде чем врачи хотя бы заподозрили, что недуг её может оказаться роковым. Я видел несколько мгновений её и г-жу де Шеврёз, сидевшую у изголовья больной и даже не подозревавшую, что на рассвете ей суждено лишиться дочери.

Жан Франсуа Поль де Гонди, кардинал де Рец «Мемуары»
R

(no subject)

В январе коллега с работающим у нас же генеральным директором мужем уехали в Швейцарию кататься на лыжах.
В горах сломала себе ногу.
Прилетел вертолёт и отвёз её к ближайшему врачу.
Потом долго тянулись разборки с отечественной страховой компанией, которая неповоротливо тупила с выплатами, а врач – обычный частный доктор, не винтик какого-нибудь огромного госпиталя, угрожал пожаловаться на коллегу за невыплату в коллекторское агентство, а её тогда могли бы внести в чёрные списки обращающихся за визами.
Коллега бодалась с московским офисом страховой компании и забодала его – деньги выплатили.

В августе Н. со своим школьным другом поехал в Турцию.
В предпоследний день отдыха во время ночной дискотеки на пирсе у отеля нога школьного друга попала между досками и переломилась в лодыжке.
На следующий день они обратились ко врачу.
Тесты на алкоголь, которые с них взяли, дали негативный результат.
Ногу бесплатно загипсовали (в страховую врач обращался) и, поддерживаемый Н., его школьный друг без костылей запрыгал на здоровой ноге к самолёту.
R

(no subject)

И на работе сегодня новые дни рождения.
Одной девушке-имениннице вручили белый халат и стетоскоп и отправили по офису опрашивать сотрудников, не жалуются ли они на что-нибудь.
У девушки медицинское образование и соответствующая работа (монитор клинических исследований).
Сотрудники имитировали определённое заболевание, девушка должна была по симптомам определить, какое именно.
Постепенно справилась со всеми.
Среди заболеваний были гепатит, шизофрения, плоскостопие и другие.
Особенно интересно было, когда девушка подошла со своими опросами «не жалуетесь ли на что-нибудь» к человеку, который был в действие не посвящён.
Он остался последним неразгаданным ей, и в конце-концов она поставила ему диагноз «сифилис». Хотя на самом деле он просто не очень понимал, что происходит, и немного стеснялся.
Затем девушке-имениннице вручили письмо с текстом, расшифровав который, она поняла, что подарок, ей предназначенный, спрятан под столом для пинг-понга, и полезла туда за ним.
Вторую девушку-именинницу, главного бухгалтера, вывели на улицу, дали лук со стрелами и велели три раза выстрелить в указанном направлении.
Первая стрела чуть не поразила стоящий на парковке метрах в ста пятидесяти от нас внедорожник, поэтому тетиву стали натягивать послабее.
После третьей стрелы из кустов направления стрельбы вылезли три спрятанных там персонажа и вручили имениннице положенные ей подарки.
R

(no subject)

В пятницу поздним вечером встречал прилетевшую из Архангельска М.
Заключительный этап Всероссийской олимпиады по информатике проходит в два примерно равных по силе заданий тура.
Хотя школьники 9, 10 и 11 классов отбираются в финал раздельно, задания и зачёт по местам там для всех участников одинаковые, общие. Девятиклассникам в таких условиях не очень просто.
В каждом туре максимально можно было получить по 400 баллов, призёрами становились те, кто набирал за два тура больше половины (400 из 800 возможных).
М. в первом туре получила 260 баллов и, чтобы стать призёром, ей достаточно было набрать во втором примерно в два раза меньше, чем в первом. Но она, по её словам, затупила и набрала только 60 баллов (в четыре раза меньше).
Вернулась, поездкой довольная, потому что опыт получила и время хорошо провела, но на себя немного злая.
Очень решительно сказала, что поняла, что может стать призёром, и в следующем году попытается это сделать.
Что было бы совсем неплохо, потому что призёров даже десятого класса без конкурса зачисляют в профильные вузы, и тогда в одиннадцатом классе можно думать не о поступлении, а о вечном.
Ну и задача вполне реальная (хотя и сложная, конечно): из московских призёров и победителей олимпиады этого года львиная доля примерно поровну из СУНЦа и новой школы М., а следующая значимая группа в списке – из её старой школы.
Маленькая недоставшаяся вишенка – призёры получали 30 тысяч рублей, победители олимпиады – 60 тысяч.

В субботу утром с М. и С. поехали к бабушке, а потом М. отправилась к матери, а мы с С. в Тушинскую детскую больницу забирать А. и нашу маму.
Восемь дней в больнице на антибиотиках, жаропонижающих, капельницах прошли очень тяжело. Нервно.
А. ещё не вполне здоров – сохраняется остаточная повышенная температура, он ещё сопливится, покашливает, похудел на пол-кило, но жара нет, нет хрипов, нет рвоты, есть аппетит и интерес к жизни.
Больница оказалась с дружелюбным и опытным медперсоналом (я-то, правда, общался только с не слишком любезной тёткой, принимающей и разносящей по палатам передачи).
Платные услуги больницы оказались демократичными: отдельная палата (рассчитанная, в принципе, на двух детей плюс двух родителей) стóит тысячу рублей в сутки.
Перед госпитализацией я срочно обзванивал все крупные московские детские больницы, чтобы узнать, есть ли там места, и в Морозовской, к примеру, это ценится гораздо, гораздо дороже, а свободных мест не было.

Врачи предписали С. неделю не ходить в садик, чтобы не принести оттуда какую-нибудь заразу для А., потому что у А. сейчас ослаблен иммунитет.
С., правда, и без того какой-то полубольной, так что отдых ему не помешает.
На прошедшей неделе, когда мы остались без А. и мамы, у С. началось заключительное тестирование на подготовительных курсах в гимназии. Результаты пока неутешительные – то ли эта полуболезнь, то ли дополнительный стресс от существования без мамы, а только с папой и с Н., то ли такова суровая правда жизни.
R

(no subject)

Прошедшая неделя была на редкость нервной и неприятной.
Тяжело заболел А., с высокой, под 39 градусов, температурой, видимо, подхватив простуду в городской поликлинике, где он был у офтальмолога и у некоторых других безобидных врачей, и в конце концов его с подозрением на воспаление лёгких вместе с мамой в пятницу госпитализировали на скорой.
Рентген, один антибиотик, другой – пневмонии, вроде, нет, температура уходит, зато пришли непрерывные рвота и понос, и пока всё как-то не здóрово.
М. так-таки в Архангельске, на финальном этапе Всероссийской олимпиады школьников по информатике.
Сбор у них был назначен в воскресенье шесть утра в Шереметьево, и я с пяти вёз её, оставив дома в одной комнате спящего С., а в другой – спящего Н.
И с нервами – как-то там С., не испугается ли, когда проснётся, а ни мамы, ни папы рядом нет (хотя предупредил его перед сном, что повезу М. и чтобы, если что, стучался к Н.), а, может, и наоборот, не устроит ли С. пожар или электрозамыкание без надлежащего присмотра.
Вернулся в семь утра, дрожащими руками открыл замок двери – Н. безмятежно спит, проснувшийся С. сидит за компьютером, и слышно только похрюкиванье Плохих Свиней, клёкот Злых Птиц и радостное хихиканье С.
А меня в шесть лет уже выпускали одного гулять на улицу.
R

(no subject)

Сегодня утром, когда я привёл С. в детский сад, в раздевалке в закутке у двери их комнаты была ещё одна девочка, чья мама в это время ушла с её младшей сестрой в другую группу.
Девочка при виде С. обрадовалась, деловито прижала его спиной к шкафам с одеждой, чтобы он не вырвался и не убежал, и стала обнимать и символически целовать С.
С. только слабо ойкал от такого напора.

Несколько дней назад в этой же раздевалке я был свидетелем другой сцены.
Разъярённая мама кричала на воспитательницу, что её сына две девочки трогают руками, а у него от этого аллергия.
Воспитательница оправдывалась тем, что у всех девочек группы сейчас такой дружелюбный период, когда они любят обниматься и целоваться, и они обнимают, гладят по голове и целуют других детей.
Когда мама ушла, а воспитательница вернулась в группу, я услышал за дверью её зычный голос, строго наказавший двум девочкам больше не трогать этого мальчика.

Детки растут, и весна уже играет в их крови.
Немного жалко мальчика, про которого мама считает, что у него аллергия на девочек.
Слегка завидую С., у которого впереди в жизни ещё столько всего интересного.
Меня-то уже вряд ли кто-нибудь внезапно прижмёт в раздевалке спиной к шкафам, чтобы я не убежал, а если и прижмёт, сомнительно, что это будет какая-нибудь дружелюбная симпатичная девчушка.
R

(no subject)

В пятницу, в яркий день солнечного затмения, скоро, очень скоро сменившегося похолоданием и снегопадом, у нас прошёл корпоративный боулинг, приуроченный к потребовавшему много сил внесению изменений в инструкцию одного лекарственного препарата – добавили заболевание и увеличили срок годности (хотя, как подчеркнул директор, пили мы вовсе не за заболевание и не за срок).
Были арендованы несколько дорожек, и сотрудники хаотично разделились на группы.
При одном из первых же бросков, в который я вложил всю свою силу, ловкость и стремление победить, у меня треснули джинсы между ног, и их продырявленность медленно поползла по внутреннему шву левой ноги.
С каждым броском дыра неизбежно увеличивалась всё больше и больше.
Только железная воля к победе заставляла меня продолжать бросать эти тяжёлые шары.
Из-за этой производственной травмы я преждевременно покинул боулинг, но только после того, как оба раза выиграл на своей дорожке, причём показанный в первой игре результат был тогда абсолютно лучшим среди всех наших.
R

(no subject)

Были в выходные на повторном дне открытых дверей в школе-интернате.
Беседовали с врачами, учителями началки, психологами.
Врач сказала, что С. – их ученик. Услышав слово «операция» (о том, что может так случиться, что без неё не обойдёмся, нам говорит уже не первый ортопед), С. пустил скупую мужскую слезу, и пришлось его успокаивать.

Психолог (их было даже два) долго опрашивала С. в нашем присутствии.
Задавала провокационные вопросы про родителей.
Спрашивала, кто у нас дома главный, дарит ли папа маме цветы.
С. ответил идеологически очень правильно, хотя, быть может, не вполне верно фактически.
Спросила, знает ли С., что такое школа.
Он ответил, что это место, где учат.
– А чему бы ты хотел, чтобы тебя научили в школе? – спрашивает психолог.
Collapse )
Профессиональная выдержка психологу не изменила, но она сказала нам, что этот ответ запишет в свою специальную тетрадку.

Общий итог обсуждений – С. к школе интеллектуально готов и пусть идёт, а эмоционально он пока ещё в своём возрасте, и первые месяцы в школе могут быть трудны.

На входе в школу за поставленным столиком сидели люди, принимавшие посетителей.
Они попросили для отчётности сначала написать в журнал наши имена, а потом отзывы.
Жена записала мои имя-фамилию, рассчитывая этим обойтись, а, когда люди за столом сказали мне – и вы тоже!, – то я, подойдя к ним и увидев, что написано в журнале, в свою очередь записал её имя и фамилию.
Так мы слегка повторили сцену из известного романа Булгакова.
M

Рина Зелёная «Разрозненные страницы»

Когда мне выдавали новый паспорт, я посмотрела и не поверила своим глазам. Выяснилось, что там гораздо больше лет, чем я думала. Я этого не подозревала. Вообще я очень не люблю жить долго, меня это не увлекает. Я никогда не читаю журнал «Здоровье» и не смотрю на эту тему телевизионные передачи.
Я совершенно не знаю, что у человека находится внутри. Представление у меня с детства осталось такое: там, внутри, помещаются кишки, а чтобы человек не разваливался, вставлены кости.
Кто-нибудь подумает: ничего не болит, здоровая, как дуб, можно и не беспокоиться. Нет, не так. Вполне болею, не хуже других. Но до сегодняшнего дня думаю: молодость всё победит. И с тех пор, как меня открепили от поликлиники № 1, куда я всё-таки иногда заходила, больше не лечусь совсем: очень это сложно — записываться, сидеть в очереди (только так, всегда на общих основаниях) и терпеть, что люди из очереди, узнавая, рассматривают тебя подробно, как таракана.
Конечно, болела. Даже в больнице лежала. Давно, в трудные послевоенные годы. И дневник вела…

Collapse )