chetvergvecher (chetvergvecher) wrote,
chetvergvecher
chetvergvecher

О маленьком и о большом

Ты уже не первый год живёшь в маленьком городке, если на спектакле про Питера Пэна в одном из местных театров внезапно узнаёшь на сцене в роли толстозадой смешной собаки Наны и ещё в дополнительной роли Первого близнеца Сарку, бывшую подружку своего приятеля, в компании с которыми, бывало, ездил летом на океанский пляж, а однажды, арендовав машину, даже и к Ниагарским водопадам.
Потом приятель познакомился с отечественной девушкой американского гражданства, и Сара постепенно из жизни исчезла.

Если стоя в минутной пробке при подъезде к Главной улице видишь, как женщина день за днём кропотливо разрисовывает стены основания моста с железной дорогой официальными лозунгами про добро пожаловать в наш город и разными смешными картинками, а ты знаешь, что это – Терри, художница, а помогает ей муж Джон. Они – родители самой первой предшкольной подружки ребёнка. Терри ведёт детские летние лагеря по рукоделию, и мы до сих пор иногда встречаемся на детских праздниках.

Если в городской библиотеке встречаешь худощавого спортивного молодого человека в очках, а это ведь – профессор Кёрк, заведующей лабораторией микроскопии в соседнем Биотехнологическом институте при местном университете. С Кёрком у тебя частые совместные работы, и в статью, которую ты сейчас пишешь, ты вставил ссылку на ещё не опубликованную книгу Кёрка.

Если в той же библиотеке ты встречаешь толстую тётку со старенькой матерью, и тётка сразу спрашивает тебя, прилежно занимаешься ли ты дома упражнениями, укрепляющими левое колено, потому что с её матерью ты два месяца лежал на соседних кушетках в физиотерапевтическом кабинете в лечебной часовой гимнастике.

Если в продуктовых или промтоварных магазинах нет-нет, да и попадутся тебе то бывшие соседи-сербы, то нынешние сослуживцы, то когда-то работавшие с тобой интерны или лаборанты.

В маленьких городах есть свои достоинства. Тихо, спокойно, всё близко, рядом, под рукой. Как же меня достал уже маленький город.

Я люблю красоту и энергетику больших городов. В большом городе я был в выходные. Ходил по переполненным многоэтажными домами улицам. Впервые в жизни побывал на Брайтон-бич, прибарахлившись в книжном магазине русского языка.

А на Главный Вопрос спектакля о Питере Пэне нынешний зритель отвечает уже не так бодро, как когда-то давным-давно, в 1908 году. Тогда на премьере в зале были посажены специальные люди, которые должны были громко закричать «Да!», когда зрителя спросят, верит ли он в фей. Зритель, однако, самостоятельно так массово и искренне ответил на Главный Вопрос положительно, что ведущая актриса от неожиданности расплакалась. Пьеса тогда удалась. У нас поставил её Mark Lamos, богатая театральная биография которого насчитывает и работу в московском Театре имени Пушкина, а главным приглашённым актёром на роли Мистера Дарлинга и Капитана Хука оказался John Rensenhouse.

А грустную историю про Питера Пэна придумал и пьесу написал Джеймс Мэттью Барри. Когда он был маленьким, его старший брат погиб, катаясь на лыжах. Мать Барри всю оставшуюся жизнь любила погибшего брата и не очень любила живого. Барри женился на Сильвии Ллевиллин-Дэвис, матери пятерых маленьких детей, прежний муж которой умер от рака. Сильвия тоже довольно быстро умрёт от рака. Потом умирает мать Барри, а потом и сестра. Трое из сыновей Сильвии умрут ещё при жизни воспитывающего их Джеймса Барри. Один погибнет во время Первой мировой войны, другой утонет вместе со своим школьным другом. Уже после смерти Барри ещё один, Питер, бросится под поезд лондонского метро.
Tags: жизнь2, театр1
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 47 comments