chetvergvecher (chetvergvecher) wrote,
chetvergvecher
chetvergvecher

Categories:

О идее миссионерства в советской фантастике

Восставший инопланетный народ должен был, конечно, свергнуть тиранический режим. Но у народа самого по себе это никогда не получалось. Нужна была помощь извне от вовремя подоспевших далёких продвинутых незнакомцев. Импорт революции.
Интересно, что у героев основателя жанра такого русского фантастического произведения Алексея Толстого ничего с революцией не получилось. Еле ноги с Марса унесли. Алексей Толстой писал свою «Аэлиту» (1922), тщательно прочитав, несомненно, книги писателей Берроуза и Уэллса. Столь же детально ознакомившись с романами «Дочь тысячи джедакков» (1917) и «Когда спящий проснётся» (1899), как в своё время, когда писал про Буратино, с произведением писателя Коллоди.
Инженер Лось в «Аэлите» оказался разлучён с заглавной героиней и вернулся на Землю – как и капитан Картер у Берроуза. В «Аэлите» при этом произошло функциональное разделение капитана на инженера и красноармейца. Поучительна судьба красноармейца Гусева: «Гусев продал камушки и золотые безделушки, привезенные с Марса, - нарядил жену-Машу, как куклу, дал несколько сот интервью, завел себе собаку, огромный сундук для одежи и мотоциклет, стал носить круглые очки, проигрался на скачках, одно время разъезжал с импрессарио по Америке и Европе, рассказывая про драки с марсианами, про пауков и про кометы, про то, как они с Лосем едва не улетели на Большую Медведицу, - изолгался вконец, заскучал, и, вернувшись в Россию, основал "Ограниченное Капиталом Акционерное Общество для Переброски Воинской Части на Планету Марс в Целях Спасения Остатков его Трудового Населения"».
А вот у социалиста Уэллса революция побеждает. С помощью тоже пришельца в мир для него иной – Спящего: «Что случилось? Вдруг он понял. Отчаянная защита лётной станции, очевидно, была сломлена, и народ ринулся в подземные пути, ведущие к этим последним твердыням Острога. С северной окраины Лондона донёсся торжественный, победный гул, раскатывающийся над городом, - выстрелила пушка.
Губы Грэхэма дрогнули, лицо вспыхнуло, он глубоко вздохнул и крикнул в пустынное небо: - Они побеждают! Народ побеждает!..»
Как тут сразу не вспомнить Юрия Олешу: «Бедняки в коричневых одеждах, в деревянных башмаках надвигались целым войском. Деревья гнулись под их напором, кусты трещали.
– Мы победили! – кричал народ.
Три Толстяка увидели, что спасения нет»
.
Советский фантаст впоследствии регулярно соединял сюжетную основу «Аэлиты» с неизбежной победоносностью Уэллса.
В 1961 году был напечатан роман Константина Волкова «Марс пробуждается», сильно напоминающий «Аэлиту», но только наши – победили перед тем, как улететь: «— Мне все понятно, — начал он снова и как бы продолжая разговор с самим собой. — Ведь ваша родина не здесь… Но старый, дряхлый Ант и то, — что создано сейчас, далеко не одно и то же. Заложены основы грядущего расцвета. И их создали вы!.. Великий новый Ант, каким он станет завтра, во многом будет вашим творением. Не правда ли, друзья?»
А вот в 1959-60 публиковался известный роман Александра Колпакова «Гриада». Известный тем, что был сначала очень популярным, потом – ругаемым за попытку насадить космическую оперу на советскую почву, а потом автора уличали в списывании некоторых сцен у Уэллса. Некоторые даже до сих пор и не подозревают, на кого прозрачно намекали Стругацкие в своих путешествиях по выдуманному будущему из «Понедельника, который начинается в субботу»: «Рядом со мной юноша в голубом комбинезоне прощался с девушкой в розовом платье. Девушка монотонно говорила: "Я хотела бы стать астральной пылью, я бы космическим облаком обняла твой корабль...". На «Гриаду» намекали: «- Я хотела бы раствориться в бесконечности, - внезапно заговорила она. - Превратиться в астральную субстанцию, вечно следовать за "Уранией". Но не совсем перейти в бесплотное состояние, а так, чтобы вы ощущали мое присутствие...».
Несмотря на увесистую справедливость беспощадной критики, «Гриада» написана довольно живенько и представляет из себя отнюдь не обычное серое, безликое, никакое советское фантастическое произведение, а выглядит прекрасным примером качественного советского треша.
В «Гриаде» революция побеждает уже на совсем далёкой планете: «Погасли искусственные солнца уничтоженных Познавателей; Уо нейтрализовал их последовательным сосредоточением энергии чудесного генератора Син».
В конце шестидесятых – начале семидесятых годов публиковалась ещё одна русская космическая опера – «Люди как боги» Сергея Снегова. Там далёкая цивилизация галактов страдала от своих бывших роботоподобных слуг – Разрушителей. Для спасения галактов пришлось целую военную эскадру снаряжать.
От Познавателей и Разрушителей всего лишь один шажок до Вершителей и Исполнителей из «Отроков во Вселенной» (1974), между прочим. "Увечный астролётчик стал в позу и разразился речью, в которой призывал все человечество поголовно лететь на планету Хош-ни-хош системы звезды Эоэллы в Малом Магеллановом Облаке освобождать братьев по разуму, стенающих (он так и сказал: стенающих) под властью свирепого кибернетического диктатора".
В 1968 году тогда ещё большей частью чёрно-белый журнал «Техника-молодёжи» печатал роман «Час быка» Ивана Ефремова. В котором, как во всё той же «Аэлите», земляне прилетают на другую планету и сталкиваются с ужасами угнетения чужой жизни: «Прибытие нашего звездолета и действия землян послужили толчком. Родис и ее спутники восстановили в тормансианах две гигантские общественные силы: веру в себя и доверие к другим. Ничего нет более могучего, чем люди, соединенные доверием. Даже слабые люди, закаляясь в совместной борьбе, чувствуя, что на них полагаются полностью, становятся способными на величайшее самоотвержение, веря в себя, как в других, и в других, как в себя… Как суммируете вы значение экспедиции?
– Уничтожен еще один остров инферно во вселенной, избавлены от ненужных мук миллиарды людей настоящего и будущего, – дружно ответили ученики.
Учитель поклонился своим детям.
– Нельзя дать лучшего ответа, и я очень доволен»
.
В 1965 году появился роман Стругацких «Трудно быть богом» с идеей целенаправленного, не всегда успешного прогрессорства. Которая, идея, очевидно, выросла во многом из произведения Марка Твена и, хоть на вид и противопоставляется эволюцией революционности, но недалеко от неё ушла по сути. Мы, мол, пойдём другим путём, но – ведь в том же направлении. Тот же вид – сбоку.
Но идея революционных преобразований всё-таки не покидала умы советского фантаста. Вот хоть из видных Кир Булычев отметился. И другой фильм Викторова, «Через тернии к звёздам» (1980), про планету с диктатором Туранчоксом тоже ведь не без Булычева снимался.
А по ту сторону Железной Стены в это время всё экспортировали демократию.
Tags: кино2, книга1
Subscribe

  • (no subject)

    Здесь мерилом работы считают усталость Ознакомился с двумя форумскими обсуждениями. В одном из них настойчиво говорят, что Александр Мелентьевич…

  • Про Ремарка

    Читаю почему-то ранее незнакомый мне роман горячо любимого мной писателя Ремарка. И вот там главный герой, вынужденный эмигрант, встречает на своём…

  • «Волшебная лампа Аладдина» (окончание)

    Книга-фильм. Сценаристы Виктор Виткович, Григорий Ягдфельд. Режиссёр Борис Рыцарев, звукооператор Станислав Гурин. Художник Константин Загорский,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments

  • (no subject)

    Здесь мерилом работы считают усталость Ознакомился с двумя форумскими обсуждениями. В одном из них настойчиво говорят, что Александр Мелентьевич…

  • Про Ремарка

    Читаю почему-то ранее незнакомый мне роман горячо любимого мной писателя Ремарка. И вот там главный герой, вынужденный эмигрант, встречает на своём…

  • «Волшебная лампа Аладдина» (окончание)

    Книга-фильм. Сценаристы Виктор Виткович, Григорий Ягдфельд. Режиссёр Борис Рыцарев, звукооператор Станислав Гурин. Художник Константин Загорский,…