chetvergvecher (chetvergvecher) wrote,
chetvergvecher
chetvergvecher

Прочитал

Павел Санаев «Похороните меня за плинтусом».

Я долго откладывал чтение этой книги. Потому что считается, что она – «тяжёлая». Книга оказалась печальная – да, но не «тяжёлая» в том смысле, которого я боюсь.
Обращают на себя внимание два момента. Во-первых, ни разу не говорится о том, что мальчика бьют в воспитательных или иных целях. Ни разу – вот ногу матери бабушка когда-то сломала, предметы в неё бросает тяжёлые при встрече, а мальчика по тексту никто пальцем не тронул. И вот когда мы говорим – «тяжёлая», это подразумевает рассказ о чём-то, выходящем из ряда обычного, из повседневности. Советско-российское воспитание, однако, часто, вплоть до обычности и повседневности, предусматривало и предусматривает не только искалеченную психику и уродливые внутрисемейные отношения, но ещё и регулярное рукоприкладство. Тоже с любовью, разумеется. В этом смысле герою повести повезло – не так, как кому-то ещё, к примеру, но всё-таки побольше, чем многим и многим другим. И бабушки, случается, воспитывают детей, а не родители. Трагедия ужимается. Во-вторых, ни разу не сказано о настоящих проявлениях жестокости мальчика. Дети, известно, жестоки, и особенно жестоки по возрасту те, чья психика корёжится подобными испытаниями. Ну, быть может, конечно, и не было никакой жестокости. Никакой стрельбы из рогаток по воробьям. Никаких оторванных крыльев у мух. Никаких капель горящей пластмассы на муравейники. Но впечатление недоговорённости и некоторой прилизанности возникает. Книга при этом написана хорошо и мне, конечно, понравилась.


Никто из вас, мои друзья,
Не знает женщин так, как я.
Ведь я - Вольфрам фон Эшенбах,
В своих прославленных стихах
Воспевший наших женщин милых.
Я лишь одну простить не в силах
И посему не стану впредь
Ей гимны сладостные петь.


Вольфрам фон Эшенбах «Парцифаль».

Парцифаль – могуч, но простоват до тупизны. А вот был ли хоть кто среди рыцаря сразу и умён, и силён? Галахад, Гавэйн, Ланселот, сам Артур? Не очень мудрость с рыцарством совмещается. Какая ни есть, а мудрость – она атрибут Мерлина. Волшебника. Гэндальфа. Дамблдора. Не воина. Даже обычно не правителя. А вот карикатурный Дон Кихот не силён ни головой, ни телом. Ну ведь лучше бы было ему идти в волшебники. Архетипичнее. Смотрите сами: высокий, худой, нелепый, с бородкой и всклокоченными волосами человек – это, конечно, не Рыцарь, не Воин. Это Волшебник или даже, логическим продолжением этого образа, Безумный Учёный. Воин – это человек Действия. Волшебник или Учёный – это человек Идеи. Техническая, пусть не творческая, интеллигенция. И вот Дон Кихот – он читал, читал книги, и им овладела Идея. Но, хоть голова и слабая, а инстинкт самосохранения сработал. Рыцарем в Испании при Филиппе III быть было безопаснее, чем волшебником.


Виктор Пелевин «t».

Новый роман Пелевина мне понравился. Он оказался лишён чересчур детальных углублений в тонкости анального секса, чем страдали, на мой взгляд, последние книги автора. Кроме того, подобно Акунину, Пелевин преднамеренно облагородил действительность перемещением происходящего в дореволюционные времена. Поскольку писать автор пока ещё не разучился, а стиль, владение словом у него великолепные, то читать книгу было очень приятно. Новый роман напоминает «Чапаева и Пустоту» - ну недаром же в числе действующих лиц молодой Василий Ч., но - легче, легче. Содержанием. Как яркий воздушный шарик. Только теперь пустой и невесомый, а не наполненный дерьмом (это не про ЧиП). Книги Пелевина похожи на сон. Когда их читаешь, то чувствуешь прикосновение к чему-то очень важному и очень красивому. А когда проснёшься, то через минуту всё забываешь, и остаются только удивлённое недоумение и лёгкое чувство грусти по утерянному. Ругать последний роман Пелевина не за что. Но и похвалить если – не зацепишься.
Tags: книга8
Subscribe

  • (no subject)

    Al Pacino in Serpico (1973)

  • (no subject)

    Желтое небо 1948. Вестерн. Грегори Пек

  • (no subject)

    Александр Городницкий - Полночное солнце

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Al Pacino in Serpico (1973)

  • (no subject)

    Желтое небо 1948. Вестерн. Грегори Пек

  • (no subject)

    Александр Городницкий - Полночное солнце