chetvergvecher (chetvergvecher) wrote,
chetvergvecher
chetvergvecher

Прочитанное

Носил герой поверх кольчуги
Рубашку царственной супруги,
В которую была она
В часы любви облачена,
И в той священнейшей рубашке
Он в битвах не давал промашки...
В конце свидания ночного
Рубашку получал он снова:
Их восемнадцать набралось,
Пронзённых копьями насквозь.


Кретьен де Труа «Ивэйн, или Рыцарь со львом».

Лев в этом романе напоминает Карлсона, который живёт на крыше. Только наоборот. Карлсон, как и все эти мистеры Хайды, Тайлеры Дёрдены, олицетворяет собой не сдерживаемую запретами, «тёмную», так сказать, сторону человека. В первой части трилогии про Карлсона у Малыша спрашивают: «Кто взорвал паровую машину?», «Кто разбросал игрушки?», «Кто съел все плюшки?» - «Это Карлсон!»; «А где он?» - «А он улетел, но обещал вернуться!». В известном средневековом рыцарском романе Ивэйн все подвиги совершает лапами льва.

Сюжет романа такой – рыцарь из круга короля Артура женится на даме, мужа которой убил в поединке, а затем отправляется искать славных приключений, обещая даме вернуться через год, но совсем про неё забывает и слово своё не держит. Дама тогда присылает свою служанку, которая публично срывает с пальца Ивэйна обручальное кольцо и поносит рыцаря при дворе Артура разными нехорошими словами. Раскаявшийся рыцарь впадает в долгое безумство, бродя по чащам и раздирая себя ногтями. Потом приходит в себя, спасает льва, тот отныне становится рыцарю верным другом и слугой, рыцарь совершает теперь подвиги исключительно не ради славы, а защищая слабых и обездоленных, и потом замиряется со своей дамой.

И вот этот лев, появляющийся у рыцаря в момент безумия, - он совсем не так прост. Например, льву ничего не стоит попытаться в горе заколоть себя хозяйским мечом, когда ему в голову приходит мысль о смерти рыцаря. Не каждый лев поступит так на его месте. Все битвы Ивэйна с врагами развиваются по одному сценарию. Злодеи всегда говорят, что не желают сражаться ещё и со львом, и хозяин запирает животное в каком-нибудь сарае. Затем враги устраивают рыцарю хорошую взбучку, и совсем бы он сгинул, да лев прогрызает-прорывает себе выход из сарая и побеждает Зло. Могучий такой символ. И вот, конечно, рациональное мышление способно хорошо объяснить и возникшего в безумные для рыцаря дни льва, и однотипное развитие сражений тяжёлым чувством вины и раздвоением личности, от которых рыцарь страдает. Когда рыцарь мирится с женой и возвращается к прежней жизни, лев ему уже и не особенно нужен.

«Тристан и Изольда».

А герои, с моей точки зрения, ужасно непривлекательные, погрязшие во лжи. Ну вот, наверное, в конфликте между Долгом и Любовью выбравшие последнее, поступить в те ветхозаветные иначе не очень-то могли. Особенно если помнить про наркотическое любовное зелье, которому герои обязаны своей судьбой. Но эта клейкая паутина лжи, которой они – как мерзкие пауки – опутывают окружающих, сочувствия к героям не прибавляет. Нет.

Аль-Атоми Беркем «Мародёр».

При чтении этого произведения (осторожно – ненормативная лексика) иногда возникала мысль – а ведь, если случилось бы что-нибудь, то всё было бы именно так, как тут написано. А иногда даже и другая мысль – а ведь, с определённой вероятностью, так, может, ещё и будет.
«Мародёр» рассказывает про жизнь на территории России в одной из резерваций после того, как демократы продали Россию Америке, и та, практически без выстрелов, Россию оккупировала, используя небольшую часть населения для вредных производств и для добычи полезного ископаемого, сохранив несколько крупных городов под контролем и не заботясь о том, что происходит в остальных местах. А происходит там демократия по иракско-афганскому образцу. И бесконтрольное российское население друг друга, цепляясь за жизнь, выгрызает.
И вот этот очень правдоподобный, жизненный даже бытовой гиперреализм – он цепляет. Ничуть не обольщаясь отечественным демократом, замечу, впрочем, для оценки правдоподобности не бытового уже масштаба происходящего, а глобального, что разной политической направленности желающих хоть незадорого продать Россию много.
Под конец произведения автор ощутимо выдыхается, и интерес к нему падает. Следующая часть цикла «Каратель» («Мародёр-2») на первых страницах нудно рассказывает про появившиеся у главного героя мистические, сверхестественные способности. Ну вот бытовой реализм катастрофы – он интересен, а про мистику – уже нет. Мне, по крайней мере. Так что я дальше первых страниц в это произведение углубляться и не стал.

Рик Риордан «Перси Джексон и Олимпийцы».

Прочитал первый три книги (на языке оригинала). Очень нравится – смешно и увлекательно. И ещё, конечно, очень кинематографично. Вот, например, третья книга – «Проклятие Титана». Войска Атласа – все эти лестригоны и прочие гарпии – с рычанием неумолимо взбираются на гору, где находятся главные герои. Спасения нет – они окружены. И вдруг – а что это за странное жужжание, которое всё слышнее и слышнее? Оно приближается! И вот из-за горы внезапно вылетает маленький биплан времён Первой мировой войны. Наши, наши! Кавалерия подоспела! Стрекочущие пулемёты биплана начинают стрелять пулями из божественной бронзы, и чудовища с воем развоплощаются, превращаясь в зелёный дым. Должно быть красиво. С большим интересом жду скорого фильма по первому роману. youtube, youtube

Зиновий Юрьев «Смертельное бессмертие».

Надо сказать, что детективно-фантастический роман писателя «Полная переделка» был одной из самых любимых книг моего детства. Тогда я ещё не читал детективов Дика Фрэнсиса и не знал, что в «Полной переделке» есть многое (хорошее) из того, что тот использует в своих романах.
А «Смертельное бессмертие» рассказывает про российского учёного-биолога, практически сумевшего изобрести бессмертие. И про разные этические и материальные проблемы, связанные с этим открытием. Мне читать было любопытно по роду деятельности. Но до своих лучших романов, в советское время красочно бичевавших капиталистический мир наживы и чистогана, писатель не дотягивает.
Tags: кино4, книга8
Subscribe

  • Theodor Storm “Little Hobbin” – Illustrated by Lisbeth Zwerger

    Немецкий писатель и поэт Theodor Storm познакомился в Баден-Бадене в 1864 году с Иваном Сергеевичем Тургеневым, после чего состоял с ним в…

  • Lore Segal “Morris the Artist” – Pictures by Boris Kulikov

    Lore Segal рассказала читателю историю про мальчика Мориса – жадного и глупого, но с артистичной натурой художника. Это уже вторая книжка Бориса…

  • Diane Goode “Tiger Trouble!”

    Это уже четвёртая книжка с картинками Diane Goode в этом журнале. Ранее я упомянул, что три предыдущие в обязательном порядке содержали карлика. В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments