chetvergvecher (chetvergvecher) wrote,
chetvergvecher
chetvergvecher

Categories:

"Копенгаген"

В МХТ имени Чехова посмотрел спектакль «Копенгаген» по пьесе Майкла Фрейна. Там всего три персонажа – Олег Табаков в роли Нильса Бора, Ольга Баррет в роли его жены Маргарет и Борис Плотников в роли Гейзенберга.

KopengagenKopengagen2Kopengagen1

МХАТ уже много-много лет успешно засушивает любой текст, попадающий в театр, и жизни в нём мало. То Ефремова пригласят, то половину труппы отделят в аналогичное место, то академическую буковку А из названия уберут, а всё одно и то же получается. В этой пьесе рассказывается, как однажды в 1941 году немецкий физик Гейзенберг, известный более всего принципом неопределённости, приехал в оккупированную нацистами Данию к своему учителю Бору. У них была тайная беседа в парке, где гестапо подслушать физиков не могло, после чего они расстались, очень недовольные друг другом. И будто бы Гейзенберг приехал всего только спросить Бора – морально ли физику заниматься практическими аспектами ядерных расщеплений, а Бор тут рассердился и Гейзенберга прогнал. И первая половина спектакля зрителю довольно интересна – и в научно-популярном смысле, и как такой некий даже детектив, когда натурально восставшие из гроба Бор с женой и Гейзенберг вспоминают события давно минувших дней и пытаются найти правду, хотя абсолютной правды бывает редко. А вторая половина спектакля уже гораздо менее интересна, потому что научно-популярная часть себя уже исчерпала, равно как и детективная, и всё стало скучнее и скучнее повторяться и идти по кругу.

И, конечно, есть в этом парадокс – Гейзенберг во главе других немецких физиков-ядерщиков ядерную бомбу нацистам не сделал, а Бор, бежавший впоследствии из Дании, к американским атомным бомбам руку приложил и свою доли ответственности за гибель десятков тысяч погибших мирных японцев несёт. Но руки не подавали после войны Гейзенбергу, а Бора все любили и уважали.

Любимый мной в его молодости Олег Табаков в последние годы часто склонялся к попсовым ролях (называть их «характерными» даже и не очень хочется), но эта вот роль ему к лицу – роль солидного, умного человека, и на него приятно посмотреть. А спектакль в целом я бы оценил на четвёрку с минусом.
Tags: театр1
Subscribe

  • (no subject)

    1538-1539 Barthel Bruyn the Elder - Portrait of Elisabeth Bellinghausen

  • (no subject)

    Ohara Koson, “Flowering plum and moon”

  • (no subject)

    Rob Gonsalves The Sun Sets Sail

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments