March 2nd, 2017

M

Анна Григорьевна Достоевская «Воспоминания»

Сокрушаясь о тяжёлом материальном положении моего жениха, я утешала себя мыслью, что в недалеком будущем, через год, я буду иметь возможность коренным образом помочь ему, получив в день моего совершеннолетия завещанный мне отцом моим дом.
Моим родителям принадлежали с конца сороковых годов два большие участка земли (около двух десятин), расположенные по Ярославской и Костромской улицам. На одном из участков находились три деревянных флигеля и двухэтажный каменный дом, в котором мы жили. На втором участке были выстроены два деревянных дома: один отдан был в приданое моей сестре, другой - предназначался мне. Продав его, можно было получить тысяч более десяти, которыми я и хотела уплатить часть долгов Фёдора Михайловича. К большому моему сожалению, до совершеннолетия я ничего не могла предпринять. Моя мать уговаривала Фёдора Михайловича сделаться моим попечителем, но он решительно отказался.
- Дом этот назначен Ане, - говорил он, - пусть она и получит его осенью, когда ей минет двадцать один год. Мне же не хотелось бы вмешиваться в её денежные дела.
Фёдор Михайлович, будучи женихом, всегда отклонял мою денежную помощь. Я говорила ему, что если мы любим друг друга, то у нас всё должно быть общее.
- Конечно, так и будет, когда мы женимся, - отвечал он, - а пока я не хочу брать от тебя ни одного рубля.
Мне думается, что Фёдор Михайлович хорошо понимал, как фантастичны были иногда нужды его родных, но, не имея силы отказывать им, не хотел удовлетворять их просьбы моими деньгами. Даже тех двух тысяч, что предназначались моими родными мне на приданое, он не хотел касаться и уговаривал меня купить на них всё, что мне хочется для моего будущего хозяйства.

Collapse )
R

(no subject)

Вчера утром я уронил свой телефон на керамогранитную плитку у выходной двери, и эта ошибка дорого мне обошлась.
Неподалёку от той станции метро, рядом с которой я работаю, есть фирменный сервисный центр, куда я и понёс чинить разбитую матрицу своего телефона.
В таких центрах денег берут много, но, по крайней мере, можно не опасаться, что из телефона вынут все ценные детали и скажут, что ему теперь ничем не поможешь.
Уже вечером я забирал телефон обратно.
Мне дали подписать бумагу, вернули телефон.
Я взял его, включил – вроде всё нормально работало.
Слегка удивила входная фоновая картинка – голый древнегреческий мужик, снятый слегка снизу в таком ракурсе, что его достоинства были сильно подчёркнуты.
Но подумал – может быть, так и надо, я же не знаю.
Вышел на улицу, стал внимательно изучать содержимое телефона.
Фотографии не мои и плохого качества. В памяти телефона сохранён какой-то толстый мужик на диване и котики.
СМСки не мои. Какая-то дама требует у владельца телефона 200 евро на платье. Другая ветка СМСок начинается с обращения «Братан!».
Открылся совершенно чужой и чуждый мне мир.
Вернулся в сервис, они пошли в инженерную разбираться и принесли через какое время другой телефон – на этот раз мой.