December 15th, 2016

M

Анатолий Леонидович Кожевников «Записки истребителя»

Выписав новые полетные листы, мы принялись за расчёт маршрута.
- Давай прямо через горы, - предложил я. - Хочется посмотреть Кавказ с высоты.
Соколов согласился, и прямая красная линия соединила на карте два пункта. Вылететь решили после обеда.
День выдался пасмурный, десятибалльная облачность ровным слоем повисла над Баку, над морем и горами. Но мы решили лететь во что бы то ни стало. Не имея опыта полета над горами, не зная высоты нижней кромки облачности, мы не подозревали поэтому всей опасности, которая притаилась на нашем пути.
Кавказский хребет я видел впервые и с огромным интересом рассматривал отвесные обрывы, глубокие скалистые ущелья, аулы, расположенные на склонах гор.
То, о чём раньше только читал да слышал, теперь видел наяву.
Постепенно мы вошли в область высоких гор и продолжали полёт между их вершинами. По правилам следовало бы развернуться и, пока ещё возможно, взять обратный курс. Однако этот момент нами был упущен, и вскоре мы оказались в ущелье, не имея ни малейшего представления о детальной ориентировке. Над нами висели облака, а внизу и по сторонам торчали острые скалы.
Что делать? Неожиданно Соколов скрылся в облаках, его самолет вошёл туда с большим левым креном. Очевидно, летчик все же решил взять обратный курс.
«Хотя бы не стал разворачиваться», - подумал я.
Решаю пробивать облака вверх. Установил скорость, поставил самолет в набор и, сосредоточив внимание на приборах, вошёл в облака. Точно выдерживаю курс, скорость, не допускаю кренов. Высотомер показывает четыре тысячи метров, это уже безопасная высота.
Можно быть уверенным, что самолет избежит столкновения с любой из вершин. Но видимости по-прежнему нет, и я продолжаю набирать высоту.

Collapse )