October 25th, 2016

R

(no subject)

Опубликованы списки школьников, приглашённых на зимние учебно-тренировочные сборы кандидатов в команду РФ для участия в Международной олимпиаде по информатике.
Двухнедельные сборы пройдут в ноябре.
25 человек, среди них две девочки, одна из которых М.
Её на такие сборы приглашают впервые, а среди тех, кто едет с ней – уже призёры и победители международных олимпиад.
Это всего лишь ступенька на длинной отборочной лестнице. Реально шансы поехать на международные олимпиады у М. маленькие.
Но подняться на эту ступеньку – само по себе большое достижение.
Так что новость, конечно, хорошая.

Ещё про лестницу – лестницу успехов в школе.
Не всем понравилось, что С. вышел на первое место по баллам после летних каникул.
Мама одного мальчика сказала маме С.: как же так, мы Леонардо да Винчи летом видели, а С. со своими тракторами нас опередил!
Намекая на чебоксарский музей истории трактора и, видимо, противопоставляя элитное и неэлитное.
Папа мальчика – крупный милиционер.
В лестнице успехов посещение музеев отмечается баллами.
С. по итогам лета оформил прекрасный альбом с нашими путешествиями и баллы получил.
А этот мальчик – нет, но теперь ревниво догоняет.

У А. пока в жизни нет никаких лестниц.
Только табуретка.
Прихожу вечером с работы – он уже подтащил табуретку к двери, стоит на ней.
Видит меня – кричит всем домашним: «Смотри! Смотри! Моё папа пришла!».
M

Валерий Лобановский «Бесконечный матч»

Наверное, следовало бы нам в самом начале подготовки поговорить серьёзно всем вместе с позиций творческого содружества единомышленников. Это способствовало бы главному – достижению взаимопонимания. Возможно, мы отступили бы от каких-то положений своей программы (но не от главного, разумеется, не от программы!), возможно, подобная мера перенастроила бы игроков, спустила бы их с небес на землю. Но разговор не состоялся.
Разрушался контакт. Росла взаимная раздражительность. Её усугубили поражения динамовцев в Кубке чемпионов и сборной – в чемпионате Европы, задевшие, безусловно, профессиональную гордость тренеров и игроков. Но даже после этих событий при достаточных усилиях с обеих сторон могло быть достигнуто взаимопонимание. Однако не видимый глазу «овраг» между тренерами и футболистами продолжал расширяться, многое, вчера казавшееся очевидным и справедливым, сегодня выставлялось как несправедливое и субъективное. Контакт был потерян полностью. После неудачи в Монреале предполагаемый вывод из команды двух футболистов вызвал моментальную вспышку. Не будь этого повода, нашёлся бы другой, третий, и события просто бы переместились во времени.
Мы почернели тогда от переживаний, но теперь я понимаю: в жизни обязательно должно произойти нечто похожее на эту послемонреальскую историю. Она закалила всех её участников. Меня, во всяком случае, точно.
Кое-кто полагал, что 1976 год мог повториться в 1987-м. Я на сей счет был спокоен. Спад – да, в силу различного рода обстоятельств он был возможен. И произошёл. Но для повторения конфликта предпосылок не было: урок пошёл впрок.

Collapse )