September 9th, 2016

M

Алексей Матвеев, Георгий Ярцев «Я плоть от плоти спартаковец»

Сотрудники российского телевидения попросили прокомментировать ряд матчей первенства Европы 1996 года в Англии. Я согласился, благо все равно в нашем чемпионате пауза наступила. Какой шум поднялся, какой нездоровый ажиотаж! Дескать, Ярцев бросил «Спартак», улетев в Англию, команда предоставлена самой себе, и всё в том же духе. Оставлю эти пассажи на совести недобросовестных, а зачастую и непрофессиональных людей, не разбиравшихся в элементарных вещах.
Ещё мне вменяли то, что я, мол, бросив клуб, поехал выручать друга – Романцева. Да, считал и поныне считаю, что именно моя помощь тогда очень требовалась ему. Психологически Олегу приходилось сложно, как никогда. Жил я тогда в Лондоне, он – со сборной в предместьях Манчестера. Мы регулярно созванивались. «Приезжай пораньше, надо пообщаться», – просил Романцев. Конечно, ему хотелось хоть немного отвести душу в столь непростой ситуации. Речь-то, извините, вообще стояла о замене ряда футболистов.
Ведь отказывались выступать. Нужно было как-то пережить это. Очень сложно, повторюсь. Тем более бунт подняли футболисты, в которых Романцев душу вложил, на ноги их поставил, привил высокую культуру игры. Конечно, я посчитал необходимым быть тогда рядом с ним.
И по возвращении в Москву после того ЕВРО нужно было втянуть Олега в тренировочный процесс, отвлечь от мрачных мыслей. Кто это сделает, как не его друг? Романцев взял пару-тройку дней отдыха. Восстановил душевные силы, стал плодотворно, как и раньше, трудиться в клубе.
А предыстория моего прихода на телевидение такова. Познакомился с комментатором Олегом Жолобовым, работавшим в то время ведущим программы «Арена». Он и предложил попробовать свои силы. Понравилось. Сама по себе обстановка новая, необычная для меня. Не футбольный коллектив – журналистский. С различными выездами на всевозможные мероприятия, где предполагалось общение.

Collapse )
R

(no subject)

На втором курсе нас послали на картошку.
Там были всякие разные развлечения, и однажды устроили КВН между сборной нашего курса и почвоведами, которых приопределили в соседние поля.
В нашем отряде, названном «Solаnum tuberоsum», была передовая бригада, состоящая из большей частью немосковских девочек и мальчиков, которые работали честно, быстро и трудолюбиво.
Угнаться за ними бригаде, к примеру, московской очкастой молодёжи из хороших семей – я сам, кстати, попал в такую после того, как болезни перекосили ту, в которой я начинал – было сложно.
И вот на КВН почвоведы в одном из конкурсов-номеров изобразили в виде деревенской бабки бригадира этой передовой бригады, называя настоящей фамилией, и очень зло по ним (по бабке и по бригаде) прошлись.
Это было, видимо, очень больно – девочка расплакалась.
Наверное, почвоведов сильно достали, каждый день на линейке говоря – а вот такая-то бригада у биологов собрала столько-то мешков картошки. А вы?
Что с почвоведов взять – и в полях работают плохо, спустя рукава, и шутки у них тупые и жестокие.
Но урок из истории такой: тех не любят, кто своим добросовестным трудом вынуждает, пусть не специально, так же добросовестно трудиться других.

В гимназии у С. подвели первые итоги Лестницы Успехов, которая соревновательно отмечает в баллах достижения школьников.
Оценивалась летняя работа – домашние задания, внеклассное чтение и всё такое прочее.
Единоличным лидером класса стал (барабанная дробь!)… С.!
Ощутимый вклад в его промежуточную победу (жёлтая майка лидера) внёс альбом, в который летом после посещения каждого интересного места вроде музея вклеивались фотографии и писался короткий текст об этом месте.
Один альбом заполнился целиком, второй ещё нет.
Всё летние материалы – тетрадки с выполненными упражнениями, дневники читателя – сдавались второклассниками для проверки учительницей и выборочно завучем и даже директором.
И вот этот наш самодеятельный альбом, приложенный к делу, в учительской, по словам нашей классной руководительницы, произвёл фурор.
Альбом, между прочим, получился реально классным и будет много лет спустя прекрасной памятью, которую приятно взять в руки.
В результате С. получил за него целых 19 баллов, а учительница на предстоящем на следующей неделе первом родительском собрании собирается показать этот альбом всем родителям прежде, чем вернуть нам.
Ох, наверное, уж не для того ли, чтобы использовать образцом, как каждому теперь надо делать.