July 11th, 2016

M

Анатолий Леонидович Кожевников «Записки истребителя»

Страшное известие о нападении фашистской Германии на нашу страну застало меня в Батайской лётной школе, в которой я был инструктором.
Тот день врезался в память на всю жизнь.
Воскресенье. Погода ясная, безветренная, а небо голубое и высокое, залитое солнцем. Дрожит, переливается волнами нагретый воздух. Хочется в тень, в прохладу, к воде. Но день сегодня в школе не выходной, а рабочий: по некоторым обстоятельствам выполнение учебной программы немного отстало от плана, и надо наверстать упущенное. С самого утра на аэродроме стоит гул моторов.
- Сегодня ваш последний полет, товарищ Гучек. Он же и зачётный. Постарайтесь выполнить его на отлично, - говорю я курсанту. - Задание усвоили?
- Так точно.
Откозыряв, Гучек просит разрешения сесть в самолёт.
- Садитесь, да лучше наблюдайте за часами. В последнем полёте всегда хочется побыть подольше, знаю по себе. Ваше время - тридцать минут и ни минуты больше.
Ответив «есть», курсант проворно надел парашют, вскочил в кабину и, запустив мотор, вырулил на старт.
Через полминуты машина, оторвавшись от земли, устремилась в небо.
Достигнув заданной высоты, лётчик развернулся в направлении аэродрома. Фигуры, одна искуснее другой, вычерчивались, в воздухе. Самолёт легко и красиво набирал высоту, перевертывался через крыло, падал камнем вниз и снова с сердитым рёвом устремлялся вверх.
- Молодец Гучек. Настоящий истребитель! - сказал командир отряда капитан Кузьмин. - Скромный, энергичный. Любит небо и не боится опасностей.
Выполнив задание, Гучек шёл на посадку. Самолёт приземлился на три точки у посадочного "Т".
- Всегда точно у «Т», - заметил кто-то из курсантов, стоявших поблизости.
Гучек, зарулив самолёт на заправочную полосу, выключил двигатель и снял парашют. Затем быстро направился к нам. Когда он подошёл, на его лице можно было прочесть радость за окончание школьной программы и вместе с тем печаль расставания с товарищами, которое неизбежно.
Вот и ещё один лётчик. Научил его летать, работать в воздухе, привык к нему, а он наденет форму лейтенанта и уйдет в строевую часть. У него начнется новая жизнь, а мне по-прежнему учить и выпускать новых лётчиков... Впрочем, что это я словно завидую Гучеку? Разве же не интересно учить и выпускать? Это же мое любимое дело. Сколько ещё в детстве мечтал об авиации, о полётах в небо! В ту пору самолёты были не редкостью и в нашем Красноярском крае, где я родился и вырос.

Collapse )
R

(no subject)

В выходные жизнь сложилась так, что у меня впервые за долгое время была возможность спокойно отдохнуть.
Вчера по телевизору весь день показывали второй сезон «Игры престолов», и я его частично посмотрел.
Также я частично посмотрел тоже вчерашний финал чемпионата Европы по футболу.
Таким образом, я полностью не попадаю по гуляющий по сети демотиватор про людей, с которыми нельзя ни о чём поговорить.
Теперь со мной можно разговаривать и о футболе, и о «Игре престолов».

С интересом читаю книги жанра фентези, рекомендованные вами для подарка М. на предстоящий день рождения.
В «Луне над Сохо» Бена Аароновича наткнулся на кусочек (под катом), в котором описывается гипотетическое клиническое исследование.
Пару месяцев назад, после приключившихся кадровых потерь (кто-то ушёл в декрет, кто-то – в Большую Фарму), меня назначили временно руководить срочно пополненным отделом мониторинга клинических исследований.
Выслал всем мониторам для тренировки этот отрывок с просьбой найти там нарушения принципов GCP (надлежащей клинической практики). По GCP как раз недавно прошёл серьёзный тренинг.
Нарушения нашли, однако. Сообщают о них в ответных письмах.

Collapse )