June 22nd, 2016

M

(no subject)

Являлся вопрос о назначении командира 8-го корпуса взамен Радко-Дмитриева. Старейшим начальником дивизии вверенной мне армии был генерал-лейтенант Орлов; у него была странная репутация за время китайской кампании и, в особенности, за время японской войны. В китайскую кампанию он якобы старался вырваться из рук своего начальства, чтобы, как говорили, возможно больше заработать дешёвых лавров, а в японскую кампанию, по-видимому, ему пришлось расплачиваться за неудачные действия Куропаткина, и считалось, что он был козлом отпущения за проигрыш Ляоянского сражения. Непосредственно перед этой войной он был начальником 12-й пехотной дивизии в 12-м корпусе, которым я командовал. Я видел его на больших маневрах, на которых он действовал отлично; его дивизия вообще была в блестящем порядке, и обучал он её прекрасно. В нескольких первых сражениях, которые 8-я армия выиграла, действия Орлова были безукоризненны. На основании всего сказанного я просил о назначении генерала Орлова командиром 8-го корпуса, невзирая на то что в мирное время Орлова упорно не удостаивали зачисления кандидатом на должность корпусного командира. Моё представление было уважено, и Орлова назначили на просимую должность.

Collapse )

Как уже я говорил и раньше, Орлов имел неоспоримые достоинства военачальника, но, как и в прежних войнах, в которых он участвовал, помимо разных других серьёзных недочётов, его постоянно преследовал какой-то злой рок, и большинство его распоряжений и действий, невзирая на видимую их целесообразность, выходили неудачными и вызывали всевозможные нарекания и недоразумения. Он был, что называется, неудачником, и с этим приходится на войне также считаться. Мне было его очень жаль, но я должен был им пожертвовать для пользы дела.

Алексей Алексеевич Брусилов «Воспоминания»
R

(no subject)

Наверное, отечественные врачи даже не улыбаются армейскому анекдоту про то, как приходит сын к полковнику, а у генерала есть свой сын.
Ходил общаться по служебной надобности к одному из начальников крупной московской клиники.
Перед своим визитом погуглил, как его зовут по имени-отчеству, чтобы не ошибиться.
Из Гугла заодно узнал, что отец моего собеседника работает именно в той же, что и он, врачебной области, профессор того же клинического института и даже больше.
Для наших врачей, насколько я с этим сталкивался, очень типично.
У больших врачей дети – административно крупные врачи той же специализации. У рядовых врачей дети – рядовые врачи в той же области. Маленькие дети знакомых врачей и фармацевтов сдаются в мединституты по той же специальности.
M

Александр Вертинский «Четверть века без родины»

Главный заработок был от иностранцев. Им очень нравилось всё русское. Начиная от русских женщин, капризных и избалованных, которые требовали к себе большого внимания, и кончая русской музыкой и русской кухней. Грубоватые американцы, суховатые снобы-англичане, пылкие и ревнивые итальянцы, весёлые и самоуверенные французы — все совершенно менялись под «благотворным» влиянием русских женщин. «Переделывали» они их изумительно — русские женщины любят «переделывать» мужчин! Для иностранцев «условия» были довольно трудные. Но чего не перетерпишь ради любимой женщины!
Помню, был у меня один приятель француз. Человек довольно неглупый, молодой, богатый и весёлый. Подружились мы с ним потому, что он обожал всё русское.
— Гастон, — спросил я его однажды, — вот вы так любите всё русское. Почему бы вам не жениться на русской?
Он серьезно посмотрел мне в глаза. Потом улыбнулся.
— Видите ли, мой дорогой друг, — раздумчиво начал он, — для того чтобы жениться на русской, надо сперва выкупить все её ломбардные квитанции. А если у неё их нет, то — её подруги. Раз! Потом — выписать всю семью из Советской России. Два! Потом купить её мужу такси или дать отступного тысяч двадцать. Три! Потом заплатить за право учения её сына в Белграде, потому что за него уже три года не плачено. Четыре! Потом положить на её имя деньги в банк. Пять! Потом купить ей апартаменты. Шесть. Машину. Семь! Меха. Восемь. Драгоценности. Девять! и т. д. А шофёром надо взять обязательно русского, потому что он бывший князь. И такой милый. И большевики у него отняли всё-всё, кроме чести, конечно. После этого она вам скажет: «Я вас пока ещё не люблю. Но с годами я к вам привыкну!» И вот, — вдохновенно продолжал Гастон, — когда она к вам, наконец, почти уже привыкла, вы застаете её… со своим шофером! Оказывается, что они давно уже любят друг друга, и, понятно, вы для неё нуль. Вы — иностранец, «чужой». И к тому же — хам, как они говорят. А он всё-таки «бывший князь». И танцует лучше вас. И выше вас ростом. — Гастон расхохотался. — Ну, остальное вам ясно. Скандал. Развод. На суде она обязательно вам скажет: «Ты владел моим телом, но душой не владел!» Зато ваш шофёр имел и то и другое. Согласитесь, что это комплике (сложно), мой друг!

Collapse )