June 16th, 2016

R

(no subject)

Прихожу на работу – у кухни на входе меня встречает наш водитель.
Он родом из-под Луганска, а за свою рискованную скоростную езду (я лично с ним попал однажды в незначительную аварию, а наша служебная машина со всех сторон носит на себе отметки о таких происшествиях) получил прозвище «Спиди-гонщик».
Водитель возбуждённо спрашивает меня – вот ты «Пинк Флойд» слушал? Ну, там, «Тёмную сторону Луны»? А «Лед Зеппелин»?
А я так – ну да, в детстве, но без фанатизма, не помню уже особенно ничего…
А он – а ты прикинь, вот этот – и показывает на комнату, где окопался наш Ай-Ти отдел, - не слушал! Он Чижа слушал!
А там всегда очень рано приходит один из наших программистов.
Он слегка помоложе нас, а мы с водителем примерно одного возраста.
А водитель всё – «Пинк Флойд» ведь музыка классная, как они играли! А он Чижа слушал, нах! Белокрылые лошадки пусть слушает!
На этой высокоэстетической ноте – музыкальная пауза.

Collapse )
M

Олег Блохин, Дэви Аркадьев «Право на гол»

Школа была построена после войны. Когда строители сдали в эксплуатацию новенькое четырехэтажное здание, вокруг него был пустырь с грудами строительного мусора. И тогда, рассказывали нам учителя, директор школы Мария Константиновна Коробко бросила клич: «Каждый класс должен привезти в школу по одному самосвалу чернозёма». Потом на эту землю сами ученики высадили сто двадцать молодых яблонь. Они разрослись, и весной здание кажется розовым за цветущими деревьями.
Мария Константиновна любила детей, кажется, больше, чем все остальные учителя, и мы это чувствовали. В школе знали о горе в её семье (она похоронила семнадцатилетнего сына). Все старались хоть как-то приглушить её боль.
Моим классным руководителем с четвертого по десятый класс была Алла Анатольевна Лакизо. Своих детей у неё не было, вероятно, поэтому всю свою теплоту она отдавала нам. Очень хотела, чтобы все мы дружили, любили свой класс, свою школу, и придумывала для нас всё новые и новые интересные дела. Помню, как вместо обязательной политинформации одно время мы играли «в дипломатов». Каждый по своему усмотрению выбирал себе страну, в которую он «назначался» послом Советского Союза. По газетам, журналам, книгам каждый должен был изучить быт и нравы «своей» страны, а потом поделиться впечатлениями со всем классом. В то время в мире уже гремела слава бразильских футболистов и их короля Пеле. Я, конечно же, «отправился» в Бразилию и так изучил её, что порой сам себе казался бразильцем-аборигеном.
В учёбе я не отставал. Правда, и в первые ученики не выбивался.

Collapse )