June 7th, 2016

R

(no subject)

Мои мать и отец, тогда студенты разных факультетов Московского университета, познакомились 12 апреля 1961 года, когда после сообщения о полёте Гагарина москвичи массово выходили на улицы праздновать начало космической эры.
Вместе вечером смотрели салют.
Прошло сколько-то лет, они поженились и на свет появился я.
Ещё через сколько-то лет мать и отец развелись.
Расставались они нехорошо и вспоминают те годы не очень охотно.
Поэтому про то, как состоялось их знакомство, я узнал только сейчас, после того, как мы показывали матери фотографии с Аллеи космонавтов, где были в прошедшие выходные.
Выходит, за то, что я есть, мне нужно (кроме отца и матери, конечно) благодарить советскую космическую программу, Сергея Павловича Королёва и отдельно Юрия Гагарина.
R

(no subject)

Матч в Багио, когда у Корчного была реальная возможность стать чемпионом мира, я по возрасту пропустил, а за матчем в Мерано, где шансов у него никаких уже не было, следил и болел, конечно, за Карпова.
Я и сейчас бы болел за Карпова.
Что не отменяет того, что Виктор Корчной был замечательным шахматистом и незаурядным человеком.
В некрологах пишут, что он считается первым среди тех игроков, кто достоин был стать чемпионом мира, но так и не стал.
Это спорно – а почему не Керес или Бронштейн?
В 2011 году мы играли в одном фестивале «Владимир-опен», в соседних залах.
Он, понятно, в шахматы, в турнире ветеранов, а я, тоже понятно, в турнире по рэндзю.
Восьмидесятилетний Корчной тогда выиграл свой турнир, а я – свой…
Уходят гиганты. И это жаль.

Collapse )
M

Виктор Леонов «Лицом к лицу»

Через три дня мы уже готовились к походу всем отрядом. Половина отряда состояла из новичков, в отличие от нас, «старичков», побывавших в одном или двух рейдах.
Этим рейдом командовал старший офицер из отдела разведки штаба флота майор Добротин, тот самый Леонид Васильевич Добротин, который отбирал будущих разведчиков в комсомольских организациях Мурманска. Ещё не познакомившись с майором, мы уже многое о нём слышали. Добротин сражался на фронтах гражданской войны против Юденича, Деникина и Мамонтова. Командовал эскадроном в коннице Буденного. Награждён ВЦИКом почётным оружием. Окончил морской факультет инженерной академии.
Лебедев сказал о майоре:
— Каждого разведчика видит насквозь. Имейте это в виду!
Добротин явился в отряд накануне похода. Это был не молодой, но стройный, высокий офицер со светлым ёжиком волос на голове. Лицо у майора продолговатое, плотно сжатые губы наглухо закрывают маленький рот. С виду майор показался суровым. Но вот, после рапорта Лебедева, раздалась команда «Вольно» и завязалась непринуждённая беседа Добротина с теми, кого он уже знал, так как сам отбирал их в отряд. Потом майор познакомился с нами, моряками из подплава, и, наконец, с «артистами» — так мы называли добровольцев, которые пришли в отряд из ансамбля краснофлотской песни и пляски.
— Тех, кто еще пороху не нюхал, — сказал Добротин, — и кто в нашем дело ищет… — тут он задержал взгляд на группе «артистов», — одни только романтические приключения, я хочу предупредить: никакой особой романтики не предвидится. Проникнув в ближний тыл врага, мы должны оттянуть часть его войск с передовой позиции. Чем труднее будет нам, тем легче станет на передовой. Значит, надо, чтобы нам было трудно! Вот и вся романтика…
И больше — ни слова о разведке.

Collapse )