March 3rd, 2016

M

Александр Павлович Нилин «Станция Переделкино: поверх заборов»

Фадееву надо было спешить.
Работая над романом, он почти год отдыхал от властных своих обязанностей.
«Надо было жить и выполнять свои обязанности».
Почти год в отдалении — большей отлучки романист не мог себе позволить. Дальнейшее отсутствие во власти выглядело бы нелепостью — и на будущем романа тоже, между прочим, могло сказаться.
Фадеев же видел тогда проблему только в том, чтобы погрузиться, ощутив атмосферу Краснодона, в себя — не то чтобы утраченного или позабытого — в его-то годы (помню, он сказал отцу: «Сегодня, Павлик, мне сорок четыре года»), — но на время отодвинутого.
Удалось ли ему — при его воле многое было возможно — забыть (отчасти, разумеется) установленные для себя и всех остальных правила, или одно только увлечение работой (я не был поклонником приподнятого слога «Молодой гвардии», но на лучших, по моему разумению, страницах чувствуется, как истосковался автор по запойно-непрерывному вождению пером), увлечённость сочиняемым заставляли Фадеева отступать от правил? Кто жил в те времена (а никого и не осталось), тот только бы и понял, до какой степени далеко главный по чину писатель от принятых правил отошёл, а кто живёт сегодня, вряд ли и поймёт, о каком вообще отступлении-наступлении я говорю.
«Молодая гвардия» по немедленности успеха и массовости прочтения ни с чем и сегодня не сопоставима. Официоз не препятствовал популярности, а популярность — официозу.

Collapse )