December 25th, 2015

M

Денис Васильевич Давыдов «Дневник партизанских действий 1812 года»

Получа пятьдесят гусаров и вместо ста пятидесяти — восемьдесят казаков и взяв с собою Ахтырского гусарского полка штабс-ротмистра Бедрягу 3-го, поручиков Бекетова и Макарова и с казацкой командой — хорунжих Талаева и Григория Астахова, я выступил чрез село Сивково, Борис-Городок — в село Егорьевское, а оттуда на Медынь — Шанский завод — Азарово — в село Скугорево. Село Скугорево расположено на высоте, господствующей над всеми окрестностями, так что в ясный день можно обозревать с неё на семь или восемь вёрст пространства. Высота сия прилегает к лесу, простирающемуся почти до Медыни. Посредством сего леса партия моя могла скрывать свои движения и, в случае поражения, иметь в нём убежище. В Скугореве я избрал первый притон.
Между тем неприятельская армия стремилась к столице. Несчетное число обозов, парков, конвоев и шаек мародеров следовало за нею по обеим сторонам дороги, на пространстве тридцати или сорока верст. Вся эта сволочь, пользуясь безначалием, преступала все меры насилия и неистовства. Пожар разливался по сей широкой черте опустошения, и целые волости с остатком своего имущества бежали от сей всепожирающей лавы, куда — и сами не ведали. Но чтобы яснее видеть положение моей партии, надобно взять выше: путь наш становился опаснее по мере удаления нашего от армии. Даже места, не прикосновенные неприятелем, немало представляли нам препятствий. Общее и добровольное ополчение поселян преграждало путь нам. В каждом селении ворота были заперты; при них стояли стар и млад с вилами, кольями, топорами и некоторые из них с огнестрельным оружием. К каждому селению один из нас принужден был подъезжать и говорить жителям, что мы русские, что мы пришли на помощь к ним и на защиту православныя церкви. Часто ответом нам был выстрел или пущенный с размаха топор, от ударов коих судьба спасла нас (За два дня до моего прихода в село Егорьевское, что на дороге от Можайска на Медынь, крестьяне ближней волости истребили команду Тептярского казачьего полка, состоящую из шестидесяти казаков. Они приняли казаков сих за неприятеля от нечистого произношения ими русского языка. Они же самые крестьяне напали на отставшую мою телегу, на коей лежал чемодан и больной гусар Пучков. Пучкова избили и оставили замертво на дороге, телегу разрубили топорами, но из вещей ничего не взяли, а разорвали их в куски и разбросали по полю. Вот пример остервенения поселян на врагов отечества и, вместе с сим, бескорыстия их).
Мы могли бы обходить селения; но я хотел распространить слух, что войска возвращаются, утвердить поселян в намерении защищаться и склонить их к немедленному извещению нас о приближении к ним неприятеля, почему с каждым селением продолжались переговоры до вступления в улицу. Там сцена переменялась; едва сомнение уступало место уверенности, что мы русские, как хлеб, пиво, пироги подносимы были солдатам.

Collapse )
R

(no subject)

Говорят, что в Аптекарском огороде распустились подснежники.
Под праздник новогодний издали мы приказ.
Говорят, что уходящий год будет самым тёплым за всё время наблюдений – в мире.
Школа С. находится у парка.
Дорога через парк грязная, и в темноте идти по ней не очень приятно.
Дни сейчас самые короткие в году, а ночи самые длинные.
Вечером темнеет быстро, утром ещё темно.
Был в школе на родительском собрании, посвящённом итогам второй четверти.
Никаких особых достижений у С. нет – так, в серединочке.
Знаем, что есть проблемы с одноклассниками.
Без особой радости встаёт ранним утром и идёт в школу.
Серьёзная проблема – читает очень быстро, а понимает текст иногда не слишком хорошо.
Это часто приводит к тому, что он неправильно понимает, что у него в заданиях спрашивают, ну и отвечает поэтому неверно.
Все ждём новогодних каникул. Радует, что у первоклассников есть ещё свои дополнительные, февральские, каникулы. Их тоже уже ждём, потому что все устали.
Но собрание было проведено учительницей в оптимистичных тонах.
Никого не ругала, а сказала, что за эту четверть все уже превратились в настоящих школьников.
Правда, одна девочка из класса по имени Лада не выдержала учёбы и вернулась в детский сад.
На родительском собрании опять было пять мам и один я.
Мне доверили вести протокол собрания.
Не потому, что самый представительный, хотя и не без этого.
А просто учительница просит всех вести этот протокол по очереди.
Это третье родительское собрание в классе, и, как видно в тетради с текстами протоколов, секретарями на двух предыдущих были другие мамы.