October 19th, 2015

M

Павел Анненков «Литературные воспоминания»

На этот раз Белинский снабдил меня письмом к Василию Петровичу Боткину, которого я вовсе не знал, но о котором много и часто говорилось при мне. Я побежал к нему при первой возможности. Это было в половине июня 1840 года.
Я застал В. П. Боткина в беседке сада, прилегавшего к известному дому Боткиных на Маросейке. Тут он устроил себе очень изящный летний кабинет, где и проводил все свободные свои часы, окруженный многочисленными изданиями Шекспира и комментариями на него европейских исследователей. Он составлял тогда статью о Шекспире. Я нашёл в Боткине тех времен молодого человека в красивом парике, с чрезвычайно умными и выразительными глазами, в которых меланхолический оттенок постоянно сменялся огоньками и вспышками, свидетельствовавшими о физических силах, далеко не покорённых умственными занятиями. Он был бледен, очень строен, и на губах его мелькала добродушная, но как-то осторожная улыбка, — словно врождённый его скептицизм по отношению к людям сохранял над ним свои права и в области безграничного идеализма, в которой он тогда находился.
Впоследствии оказалось, что он стоял на границе радикального нравственного переворота, которого и сам ещё не предчувствовал. Никто не обращал внимания на внезапные проблески страсти на лице и в речах, которые часто прорывались у него, и никому не приходило в голову подозревать, что в нём живет ещё другой человек кроме того, которого знали и любили окружающие его друзья и товарищи.
Мы, разумеется, разговорились о Белинском и о его мучительных исканиях выхода из положений, очень основательно выведенных из данного тезиса и очень несостоятельных в приложениях к практической жизни. «Он платится теперь, — сказал мне задумчиво и как-то строго Боткин, словно обращаясь к самому себе, — за одну весьма важную ошибку в своей жизни — за презрение к французам.

Collapse )
M

(no subject)

Один из величайших изъянов, причинённых кардиналом Мазарини монархии, в том и состоит, что он мало заботился о сохранении её достоинства. Пренебрегая им, он добился успеха, и успех этот — второе зло, на мой взгляд, ещё пагубнее первого, ибо успех маскирует и прячет от людских глаз те бедствия, какие рано или поздно неминуемо постигнут государство из-за навыка в этом небрежении.

Жан Франсуа Поль де Гонди, кардинал де Рец «Мемуары»
R

(no subject)

В воскресенье в рамках выполнения школьного проекта С. были в двух музеях – посетили Бородинскую панораму и зашли ненадолго в музей Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Бородинская панорама вчера внезапно оказалась открытой для бесплатного посещения, поэтому народа там было довольно много. Мы попали туда утром, а днём перед зданием музея уже выстроилась пусть не очень большая, но всё же очередь ждущих, когда же их запустят внутрь. В музее Великой Отечественной есть зал полководцев, в центре которого установлены бюсты советских маршалов. В боковых углублениях в зал, однако, стоят и бюсты героев 1812 года. Школьный проект С. разрастается объёмами – не знаю, как он уложится в семиминутный доклад. Успешный проект должен заранее получить положительных рецензий. Причём одна из наших учительниц сказала, что рецензии от учителей не котируются – нужны серьёзные люди, со степенью. Скромный проект ученика 1 класса будут рецензировать кандидаты, а то и доктора наук (которых будут искать, естественно, родители) – масштабы происходящего потрясают.