September 25th, 2015

M

Валерий Лобановский «Бесконечный матч»

Больше, чем киевское «Динамо», упреков в прагматизме никто никогда не слышал. Да, мы прагматики: хотим выиграть все турниры, в которых участвуем (за исключением, быть может, тренировочного состязания под названием Кубок федерации, да и то потому, что в нём не участвуют наши представители в сборных и мы осознаем нереальность постановки высоких целей), и в соответствии с этим ведем тренировочную работу, выбираем тактику и намечаем стратегию. Но сколько же зависит от общего состояния команды!
У нас никогда не было ни одной установки на игру, на которой мы бы говорили: ребята, давайте встанем сегодня сзади и всё сделаем, чтобы взять очко. Но надобно исходить из своих вполне реальных и конкретных возможностей. В 1985–1986 годах у нас сложился такой ансамбль, который мог практически одинаково играть в обороне и атаке. Группа игроков средней линии, в которую входили Рац, Яковенко, Яремчук, Заваров, Бессонов, была в состоянии максимально использовать всё поле.
В Утрехте на стадионе «Ниув Галтенваард» голландцы всё сделали для того, чтобы не дать нам сыграть так, как мы можем. Даже на основании просмотра невыразительного матча с «Шахтёром» Нол де Руйтер понял, что все наши атакующие варианты разрабатываются в глубине поля и координатором наступлений является Заваров. «Утрехт» приготовил нам прессинг на три четверти поля с быстрым отходом назад почти всех игроков и скоростными атаками: состояние голландцев на тот момент позволяло им заниматься таким требующим больших затрат делом.

Collapse )
S

(no subject)

В октябре 1993 года (дата о чём-нибудь кому-нибудь говорит?) московская секция рэндзю устроила коллективный просмотр цикла японских самурайских фильмов, проходившего в кинотеатре «Иллюзион». Для совершенствования духа мы посмотрели тогда кинокартины «Восстание», «Знамёна самураев», «Онибаба» («Женщина-дьявол»), «Красавица и разбойник», «Страшная женщина Охяку».
Не помню ни один из них, но сегодня наш директор вдруг упомянул фильм «Страшная женщина Охяку», который он когда-то видел в «Иллюзионе» и который, по его словам, произвёл на него неизгладимое впечатление.
Интернет, на удивление, ничего про страшную женщину не знает, от слова вообще.
Это значит, что фильм в прокате у нас вряд ли шёл, а был показан только в рамках этого японского фестиваля под придуманным специально для этого случая русскоязычным названием.
Получается, что, возможно, в 1993 году, в дни, когда танки стреляли по Белому дому, мы с моим нынешним начальником, тогда друг друга, разумеется, не зная, сидели рядом в маленьком зале «Иллюзиона» и смотрели феерический фильм про самураев и про чёрную магию.
R

(no subject)

Удивительная история приключилась вчера с С.
Своими глазами я её не видел, поэтому передаю со слов жены.
В прошлом учебном году С. занимался спортивными танцами.
Занимался себе и занимался, особенных успехов не показывал, но на единственных отчётных соревнованиях, когда надо было, – сплясал.
Ходить ему туда нравилось, и в этом году мы планировали эти танцы продолжать.
Однако процесс привыкания к 1 классу слегка сбил все планы.
Приходилось подстраиваться, чтобы везде – и в школу/из школы, и объёмные домашние задания делать, и на танцы успевать.
Несколько раз по малозависящим причинам на танцы опоздали.
А там в этом году новый набор, очень много новеньких, толпы людей в раздевалке.
И отношение к С. изменилось – то ли потому, что новичков много появилось, то ли из-за того, что на летние сборы – кстати, чрезвычайно дорогостоящие – С. не записался, предпочтя дачу, то ли ещё чего, – но главный тренер-администратор стала С. ругать по разным поводам – и из-за опозданий, и по занятиям.
И С. после этого расхотел на танцы ходить.
Танцы, мы считаем, дали С. много.
В частности, то, что он в этом году научился прекрасно ездить сначала на самокате, а потом на велосипеде, мы приписываем как раз занятиям танцами (координация движений и равновесие).
Но, наверное, пришла пора с танцами прощаться.
Мы взяли там паузу, а сами стали искать другие спортивные возможности для С.
Одной из них стала секция бадминтона неподалёку.
Хотя в бадминтоне российскому спортсмену добиться какого-нибудь международного успеха вряд ли возможно, тем не менее, спорт вполне себе достойный.

С. стал ходить туда на занятия.
Занимаются там в одном большом зале много человек самых разных возрастов.
Первые несколько занятий выявили, что эстафеты С. бегает медленно, и любая команда из трёх человек, в которую он попадает, неизменно проигрывает.
Одно из тренировочных упражнений заключается в том, что тренер бросает рукой ученикам воланчики, а они должны отбивать их ракеткой.
Ракетку старший тренер настоял, чтобы купили у него – очень хорошую детскую ракетку, французскую, с чехлом, за четыре тысячи (в интернете точно такую же можно купить за две с половиной).
Занятие за занятием С. ни разу ракеткой воланчик не отбил.
Зато очень красиво во время этого упражнения принимал статичные позы с ракеткой в руке – тоже, видимо, следствие занятий танцами.
Вчера на занятии было всё как обычно.
Жена, не выдержав этого зрелища – С. опять ни разу не попал ракеткой по бросаемым воланчикам – от стыда вышла погулять вокруг спортивного комплекса, вернулась – там продолжалось то же самое.
Один из тренеров, что неутомимо бросал в С. воланчиками, расслабился и уже не ждал от него никаких подвохов, но тут С. по воланчику ракеткой впервые попал.
Воланчик со свистом пронёсся над площадкой и с сокрушительной силой врезался тренеру прямо в глаз.
Тренер схватился за повреждённый глаз рукой и оказался на некоторое время выведен из строя.
Потом он, придя в себя, снова стал бросать воланчики, но С.уже почувствовал вкус крови.
Он отбросил красоту статичных поз и, наконец, начал передвигаться по площадке, с всё большим успехом отбивая бросаемые воланчики.
Потом тренер тоже взял ракетку, и С. довольно неплохо стал с ним перекидываться воланчиком – для ребёнка, который прежде мог за целое занятие ни разу по воланчику не попасть, прогресс просто удивительный.
Жена потом разговаривала с этим тренером.
Он назвал С. перспективным, узнав его возраст.
У него, сказал тренер, потирая свой глаз, обнаружился очень мощный, хлёсткий удар (как взрослый он может перебросить воланчик от одного края площадки до другого).
Так что С. в группу начинающих отобран, хотя мы уж думали, что, отдав его в бадминтон, совершили ошибку, потому что не дано.
Будет теперь три раза в неделю заниматься не танцами, а бадминтоном.
А главное – ему там нравится.