July 15th, 2015

M

Екатерина Вторая «Мемуары»

Потом мать испытала очень существенное огорчение. Она получила известие в минуту, когда всего менее его ожидала, что её дочь, моя младшая сестра Елисавета, умерла внезапно, когда ей было года три-четыре. Она этим была очень опечалена, я тоже её оплакивала.
Несколько дней спустя, в одно прекрасное утро, императрица вошла ко мне в комнату. Она послала за матерью и вошла с нею в мою уборную, где они обе наедине имели длинный разговор, после которого они возвратились в мою спальню, и я увидела, что у матери глаза очень красные и в слезах, вследствие разговора. Я поняла, что у них был поднят вопрос о последовавшей кончине Карла VII, императора из Баварского дома, о чём императрица только что получила известие.
Императрица ещё не была тогда в союзе, и она колебалась между союзом с королем Прусским и Австрийским домом, из коих каждый имел своих сторонников; императрица имела одинаковые поводы к неудовольствию против Австрийского дома и против Франции, к которой тяготел Прусский король, и если маркиз Ботта, посланник Венского двора, был отослан из России за дурные разговоры насчёт императрицы, что в своё время постарались свести на заговор, то и маркиз де ла Шетарди был изгнан на тех же основаниях. Не знаю цели этого разговора; но мать, казалось, возложила на него большие надежды и вышла очень довольная; она вовсе не склонялась тогда на сторону Австрийского дома; что меня касается, во всем этом я была зрителем очень безучастным, очень осторожным и почти равнодушным. После Пасхи, когда весна установилась, я выразила графине Румянцевой желание учиться ездить верхом; она получила на это для меня разрешение императрицы; к концу года у меня начались боли в груди после плеврита, который у меня был по приезде в Москву, и я продолжала быть очень худой; доктора посоветовали мне пить каждое утро молоко с сельтерской водой.

Collapse )
M

(no subject)

Мемуары Франсуа Шестого, герцога де Ларошфуко, автора знаменитых «Максим» и, как пишут про него в биографических статьях, знаменитых мемуаров, представляют скорее исторический интерес, в то время как мемуары Жана Франсуа Поля де Гонди, кардинала де Рец, обладают несомненной литературной ценностью. Особую прелесть последним придаёт склонность автора к недурным глубокомысленным обобщениям, которыми он завершает все более-менее значимые эпизоды повествования. Возможно, мемуары кардинала интереснее потому, что Ларошфуко был более воин, а де Рец – интриган.

В главной книге, откуда отечественный человек узнаёт про то время, героями которого были герцог де Ларошфуко и кардинал де Рец и кратко описываемое термином «Фронда», слово «коадъютор» (это будущий кардинал) встречается 182 раза, а слово «Марсийак» (это будущий герцог) всего 10. Можно сделать вывод, чьи мемуары при написании использовались активнее. Более того, ребёнок герцогини де Лонгвиль, отцом которого все считали Ларошфуко, в главной книге приписан одному из её героев, вымышленному персонажу, а кому именно – и сами знаете.

Collapse )
R

(no subject)

И на работе сегодня новые дни рождения.
Одной девушке-имениннице вручили белый халат и стетоскоп и отправили по офису опрашивать сотрудников, не жалуются ли они на что-нибудь.
У девушки медицинское образование и соответствующая работа (монитор клинических исследований).
Сотрудники имитировали определённое заболевание, девушка должна была по симптомам определить, какое именно.
Постепенно справилась со всеми.
Среди заболеваний были гепатит, шизофрения, плоскостопие и другие.
Особенно интересно было, когда девушка подошла со своими опросами «не жалуетесь ли на что-нибудь» к человеку, который был в действие не посвящён.
Он остался последним неразгаданным ей, и в конце-концов она поставила ему диагноз «сифилис». Хотя на самом деле он просто не очень понимал, что происходит, и немного стеснялся.
Затем девушке-имениннице вручили письмо с текстом, расшифровав который, она поняла, что подарок, ей предназначенный, спрятан под столом для пинг-понга, и полезла туда за ним.
Вторую девушку-именинницу, главного бухгалтера, вывели на улицу, дали лук со стрелами и велели три раза выстрелить в указанном направлении.
Первая стрела чуть не поразила стоящий на парковке метрах в ста пятидесяти от нас внедорожник, поэтому тетиву стали натягивать послабее.
После третьей стрелы из кустов направления стрельбы вылезли три спрятанных там персонажа и вручили имениннице положенные ей подарки.
R

(no subject)

На производстве у входа установлена машинка, для чистоты закатывающая обувь в пластик.
Раньше там нужно было бахилы натягивать, а потом купили вот это чудесное приспособление.
Из машинки вылезает прямоугольный кусок пластика, ставишь на него ногу, продавливая специальную педаль, пластик обволакивает обувь и несколько секунд сильно нагревается.
После звукового сигнала ногу из машинки вынимаешь, а кроссовка или туфля уже в оплавленной пластиковой мини-калоше.
Ступне даже через обувь приятно тепло.