April 2nd, 2015

M

Франсуа Ларошфуко «Мемуары»

Двор тогда пребывал в Шантийи, а Кардинал - в Руайомоне; мой отец находился при короле. Он торопил меня с отъездом, опасаясь, как бы моя преданность королеве не навлекла на нас новых неприятностей. Он и г-н де Шавиньи привезли меня в Руайомон. И тот, и другой не преминули красочно изобразить мне опасности, в которые могло повергнуть нашу фамилию моё поведение, уже давно неприятное королю и внушавшее подозрения Кардиналу, и они решительно заявили, что мне никогда больше не видеть двора, если я позволю себе отправиться в Тур, где была г-жа де Шеврез, и если не порву с ней отношений. Это столь недвусмысленное приказание поставило меня в крайне трудное положение. Они предупредили меня, что за мною следят и что все мои поступки станут досконально известны. Но поскольку королева настоятельно просила меня подробно сообщить г-же де Шеврез о допросе, который снял с неё Канцлер, я не мог освободить себя от обязанности известить герцогиню обо всём происшедшем. Я дал моему отцу и г-ну де Шавиньи обещание, что её не увижу; я и вправду не виделся с нею, но попросил Крафта, английского дворянина, нашего общего друга, уведомить её от моего имени, что мне запрещено её видеть и что крайне необходимо, чтобы она прислала ко мне верного человека, через которого можно было бы передать всё то, что я сообщил бы ей при свидании, если бы посмел выехать в Тур. Она выполнила моё пожелание и была оповещена обо всём, сказанном королевою Канцлеру, равно как и о данном им слове оставить её и г-жу де Шеврез в покое при условии, что всякие сношения между ними будут прекращены.
Это спокойствие длилось для них, однако, недолго. И всё - из-за нелепой ошибки, снова обрушившей на г-жу де Шеврез несчастья, которые преследовали её в течение десяти или двенадцати лет и которые из-за целой цепи неотвратимых случайности стали также причиною моих собственных.

Collapse )