March 30th, 2015

M

Ролан Быков «Я побит - начну сначала!»

07.09.81 г. Понедельник
Пять дней в Канаде. Вылетели из Шереметьева, летели 9,5 часов, приземлились в Монреале. Тепло, кожаное пальто явно не понадобится. Очень трудно отделаться от впечатлений южноамериканской поездки, наверно, нельзя ездить так вот подряд. Монреаль показался сравнительно провинциальным, а тихая заводь Оттавы, её покой и сонное благополучие каким-то архаичным. Сравнивать трудно и не нужно. Атмосфера всей поездки иная — компания совсем не та.
Смотрим мало и бестолково: монреальский олимпийский комплекс, музей науки и техники в Оттаве и поездка по городу. Выступление в посольстве. И рыбалка: завхоз из торгпредства поймал угря и осетра (около метра) — ничего себе рыбалка. Были в резиденции атташе. Тут военное представительство — это, конечно, разведчики. Ребята приятные.
Ткачиха из Челябинска сказала мне (когда я спросил: «Что такое десятидневный день отдыха? Премия за хорошую работу?»): «У вас работа — отдых!». Никогда не видел столько мелкой злобности и, так сказать, социальной спеси. Как странно — она верит тому, что говорит. Её убедили, что всё дело в ней. Её спесь какая-то представительская, принципиальная. Манера держаться — любовницы какого-нибудь босса. И спесь — того же происхождения. Поразительно неприятна. Нет, это не рабочий класс. Совсем. Это то, что входит в организованное шоу о «партии и рабочем классе»: это роль. Она небольшого росточка, плотная, округлая, с узкими губами и круглым лицом. Волосы ухоженные, глазки круглые, карие — вся округлый квадратик. Раньше я видел девчат в такой роли, в которых за «широкой душой» чувствовалось напряжение и загубленная молодость. Эта в порядке. Её фигура — единственной женщины в мужской делегации для проведения матчей в Канаде — надо болеть и орать. Как она сюда попала?

Collapse )
R

(no subject)

Забрав М. у здания учебного центра фирмы «1С» на Дмитровском шоссе, где вчера проходила московская олимпиада по информатике, отправились в Аптекарский огород.
Со всеми детьми, кроме Н., который пришёл домой в пол-шестого утра после празднования девятнадцатилетия старого школьного друга (один из трёх друзей сломал в эту эпическую ночь ногу, второй оставил в такси сумку с паспортом, а наш ничего не потерял и не сломал, но сказал, что намерен бросить университет и пойти работать, и ещё не понятно, что хуже, хотя, отоспавшись, всё-таки взялся за учёбу).
Народ, похоже, уже очень хочет весны.
В первый раз за всё время, что мы там были, попали в очередь на входе (правда, в ней не стояли, а предъявили многодетное удостоверение – у нас тоже есть свои маленькие слабости – и нас пропустили).
Так-то на переполненную территорию Аптекарского огорода просто не выпускали, дожидаясь, пока выйдут те люди, что уже гуляли внутри.
Осенью, летом или поздней весной, когда всё цветёт, очередей мы не видели.
А сейчас в Аптекарском огороде только редкие первоцветы – крокусы и подснежники, пруды – во льду (никаких карпов и черепах), клумбы скучные и пустые; разве только не слишком богатые собрания кактусов и орхидей в оранжерее могли бы, казалось, привлечь посетителей.
Да ещё и сиявшее поутру солнце скрылось за свинцовыми тучами, и подул пронзительный ветер.
Скорее бы пришла настоящая весна.

Collapse )