March 27th, 2015

P

Франсуа Ларошфуко «Мемуары»

В 1635 году последовало объявление войны королю Испании, и маршалы Шатильон и Брезе вступили во Фландрию во главе двадцатитысячной армии, дабы соединиться с принцем Оранским, который начальствовал над голландцами. Он стал главнокомандующим, и эти два корпуса, вместе взятые, насчитывали более сорока тысяч человек. Ещё до этого соединения армия короля выиграла битву при Авене и разгромила испанские войска под командованием принца Томазо. Несколько молодых людей из знатных семейств приняли участие в этом деле как волонтёры; я был в их числе. Столь блистательная победа вызвала зависть принца Оранского и внесла разлад между ним и маршалами Шатильоном и Брезе. Вместо того, чтобы извлечь выгоду из такого значительного успеха и поддержать свою добрую славу, он распорядился разграбить и сжечь Тирлемон, чтобы тем самым покрыть позором оружие короля и запятнать его ненужной жестокостью; он осадил Лувен, не имея намерения его захватить, и настолько ослабил французскую армию непрерывными тяготами и нехваткой во всем, что к концу похода она оказалась неспособной самостоятельно возвратиться тем же путем, каким прошла ранее, и была вынуждена вернуться морем. Я вернулся вместе со всеми находившимися при ней волонтерами, и мое пребывание среди них принесло им несчастье, ибо нас всех прогнали из армии под предлогом, что мы слишком вольно говорили о происходившем во время похода; но основною причиною этого было желание короля доставить себе удовольствие, огорчив моим удалением от двора королеву и м-ль де Отфор.
Второй год этой войны подал врагам Кардинала множество поводов осуждать его образ действий. Объявление войны и намерение сокрушить Австрийский царствующий дом, с давних пор лелеемое этим столь великим правителем, вообще рассматривали как нечто дерзкое и сомнительное, а теперь всё это представлялось и вовсе безумным и пагубным.

Collapse )
R

(no subject)

Сегодня утром, когда я привёл С. в детский сад, в раздевалке в закутке у двери их комнаты была ещё одна девочка, чья мама в это время ушла с её младшей сестрой в другую группу.
Девочка при виде С. обрадовалась, деловито прижала его спиной к шкафам с одеждой, чтобы он не вырвался и не убежал, и стала обнимать и символически целовать С.
С. только слабо ойкал от такого напора.

Несколько дней назад в этой же раздевалке я был свидетелем другой сцены.
Разъярённая мама кричала на воспитательницу, что её сына две девочки трогают руками, а у него от этого аллергия.
Воспитательница оправдывалась тем, что у всех девочек группы сейчас такой дружелюбный период, когда они любят обниматься и целоваться, и они обнимают, гладят по голове и целуют других детей.
Когда мама ушла, а воспитательница вернулась в группу, я услышал за дверью её зычный голос, строго наказавший двум девочкам больше не трогать этого мальчика.

Детки растут, и весна уже играет в их крови.
Немного жалко мальчика, про которого мама считает, что у него аллергия на девочек.
Слегка завидую С., у которого впереди в жизни ещё столько всего интересного.
Меня-то уже вряд ли кто-нибудь внезапно прижмёт в раздевалке спиной к шкафам, чтобы я не убежал, а если и прижмёт, сомнительно, что это будет какая-нибудь дружелюбная симпатичная девчушка.
P

(no subject)

Я недавно узнал, что чудесная детская книга «Карлсон, который живёт на крыше» шведской писательницы Астрид Линдгрен была, как написано в Википедии, запрещена в некоторых школах и библиотеках. Правда ли это?

Запрещать детям читать книги – идиотизм. Вдвойне идиотизм – запрещать детям читать хорошие книги, пусть уж тогда лучше не читают книги плохие.
А в Википедии статью отредактировали, и слова про запрет (я их там сам когда-то своими глазами видел) теперь выброшены.
То ли было, то ли нет.