March 11th, 2015

M

Рина Зелёная «Разрозненные страницы»

И вот мы, наконец, в Англии. Начались наши удивительные путешествия, выступления и впечатления.
Концерт, как я и думала, был довольно бедным, не то что сейчас — теперь у нас множество ярких, эффектнейших номеров и программ, есть чем блеснуть в любой стране.
Вёл программу Борис Брунов, и это здорово помогало концертам. Он был любимцем англичан и нашего менеджера мистера Борсдрофа. Просто можно было удивляться, как Брунов успевал заучивать новые песенки. У них в каждом городе своя любимая песенка, и он, не зная языка, выучивал их для всех городов.
Пианистка в группе была высокая, милая, очень красивая женщина. Как исполнитель — на нормально хорошем уровне. Но её соло почему-то имело всегда оглушительный успех. Я так и не поняла до конца поездки причины этого громадного успеха. Может быть, подкупал её высокий рост, модный у англичан, и её прелестная внешность. Однако всем было приятно, что зрители её так горячо принимают. И всех нас англичане принимали довольно радушно, хотя мы были готовы к пресловутой английской холодности.
Как я говорила, наибольший зрительный эффект производила наша пианистка. Самым отвратительным был наш бригадир, певец Л. Он непрерывно руководил нами и изводил нас своими дурацкими требованиями и наставлениями. Был он за рубежом впервые и очень старался. А остальные бывали не раз и даже умели вести себя не только за границей, но и дома. А Л. мог ворваться к вам в ваш номер гостиницы, где вы живёте одна, днём или даже ночью и начать вас пересчитывать. Отравлял бригадир всем нам настроение, как мог.

Collapse )
R

(no subject)

У А. появилась первая дурная привычка.
Он часто стал бить меня по морде рукой, находя происходящее необыкновенно забавным.
Рука у него уже крепкая, мужская, и получается чувствительно.
Надо как-то научить его, что лицо папы – это не игра, а серьёзно.

М. в выходные два дня участвовала в заключительном этапе открытой олимпиады школьников по программированию и заняла место в серединке списка участников. Это олимпиада, в которой участвуют школьники всех классов сразу вместе, включая одиннадцатиклассников, так что пару лет на более успешное выступление у неё есть. Кроме того, она всё-таки стала лучшим московским девятиклассником этой олимпиады (пропустив вперёд, правда, одного московского пятиклассника и одного семиклассника).

Н. угрожает бросить военную кафедру и в этот день вместо неё устроиться работать. Отговариваем.

Вопрос школы для С. всё острее.
Недавно мы ходили на день открытых дверей в интернате.
Местный психолог сказала, что раз он идёт в 6 лет, то ни в коем случае не гимназия, а то С. будет уставать вплоть до нервного срыва.
Только к ним, в интернат, потому что здоровье дороже.
Вчера С. был протестирован психологом в гимназии.
Она, в свою очередь, сказала, что поскольку С. отучился год по самой сильной дошкольно-подготовительной программе, ему теперь обязательно надо идти в школу в этом году, в 6 лет, и обязательно в гимназический класс, потому что иначе произойдёт демотивация, и С. разучится учиться. И ни в коем случае не в интернат, потому что там программа слишком проста.
Но в гимназическом классе он будет всегда, вплоть до 11 класса, а потом даже и в вузе, не лидером, а отстающим-догоняющим остальных.
Напряжённо осмысливаем происходящее.