January 30th, 2015

M

Георгий Данелия "Тостуемый пьёт до дна"

Блестяще сыграл Владимир Басов папашу Гека, но лучшая его сцена, к сожалению, в фильм не вошла.
Есть в романе глава, как новый судья исправлял папашу Гека. (Та, что я снял и вырезал.) Мне эта история нравится, и я перескажу её, как она написана.
В городке, где обитали наши герои, все считали папашу Гека совсем пропащим человеком. Но приехал новый судья и объявил, что неисправимых людей нет. И он это докажет! Судья привел папашу Гека в свой дом, одел его во всё новое, посадил за стол вместе со своей семьей — и завтракать, и обедать, и ужинать. А после ужина судья завёл разговор насчет трезвости и прочего, да так, что папашу слеза прошибла. Он сознался, что столько лет вел себя дурак дураком, а теперь хочет начать новую жизнь, чтобы никому не было стыдно вести с ним знакомство, и надеется, что судья ему в этом поможет. Судья сказал, что готов обнять его за такие слова и при этом прослезился, а жена его заплакала. Папаша сказал, что человек, которому не повезло, нуждается в сочувствии; и судья ответил, что совершенно верно. И оба опять прослезились, и жена опять заплакала.
А перед тем как идти спать, папаша встал, вытянул руку и сказал:
— Посмотрите на эту руку, дамы и господа! Эта рука прежде была рукой грязной свиньи, а теперь другое дело; теперь это рука честного человека, который начинает новую жизнь и лучше умрёт, а уж за старое не возьмется. Теперь это чистая рука. Пожмите её, не бойтесь!
Все пожали ему руку, а жена судьи так даже поцеловала её. После этого папаша дал зарок не пить и вместо подписи поставил крест, судья сказал, что это святая минута. Папашу отвели в лучшую комнату, которую берегли для гостей. А ночью ему вдруг до смерти захотелось выпить; он вылез в окно и обменял новый сюртук на бутыль сорокаградусной. И когда утром вошли в комнату, он, в стельку пьяный, валялся на полу.
И судья сказал, что «этого человека может исправить только хорошая пуля из ружья».
Когда кто-нибудь зарекается не пить, я всегда вспоминаю этот эпизод.
Сцену мы сняли, получилось хорошо, но когда склеили материал, я понял, что она затягивает действие, и отправил её в корзину.

Collapse )
R

(no subject)

А в какой-то момент стало казаться, что в наши дни сдать ребёнка в школу раньше шести с половиной лет очень трудно, почти невозможно.
В реальности очень скоро предстоит сделать трудный выбор.
Школа в доме напротив согласна взять С. в первый класс усиленной подготовки (с большим объёмом английского за небольшие дополнительные деньги). Школа совершенно нерейтинговая.
В гимназии, куда С. ходит на подготовительные курсы, им довольны. Если хорошо сдаст мониторинговые тесты, то могут предложить взять его в один из основных гимназических классов (гимназия с некоторым запасом входит в сотню лучших московских школ и, как теперь принято, представляет собой сложный агломерат детских садов, собственно гимназии и присоединённых к ней школ; в гимназии формируются основные – по результатам подготовительных курсов – классы, а менее успешных ребят отправляют в эти школы).
Комиссию, необходимую для направления в тоже близкую школу-интернат, мы, видимо, скоро без проблем преодолеем.

Гимназия – это большая учебная нагрузка со своими плюсами и минусами.
Интернат – маленькие классы, много лечебной физкультуры и бассейн, возможность при необходимости оставлять там ребёнка до вечера.
Школа напротив – усиленный английский и удобство расположения (по крайней мере, на сегодняшний день).
Вот и думай тут, как для ребёнка лучше.