February 18th, 2014

R

(no subject)

В Ярославле поражают два удивительных предмета.
Это люди и дороги.
Люди в Ярославле необычно дружелюбные и отзывчивые.
Много раз, когда их о чём-нибудь просили, они делали для нас гораздо больше ожидаемого.
В музее попросили смотрительницу сказать, где поблизости имеется металлоремонт.
Она принесла лист бумаги, нарисовала на нём план города и указала на этом плане множественные места, куда можно обратиться.
В уличном киоске мастер-армянин сделал дупликат ключа. Ключ открыть правильный замок не сумел. Приехали к нему снова, он поправил первый дупликат и на всякий случай бесплатно сделал ещё один дополнительный ключ. В итоге не сработали, правда, оба дупликатных ключа, то есть как мастер он был не очень-то высококвалифицирован, но ведь зато как человек – очень даже да.
В городе отказал навигатор, спросили на светофоре у рядом стоящего мужика в «Жигулях», как проехать. Он начал было объяснять, потом сказал держаться за ним и отвёз нас куда надо, явно изменив свой первоначальный маршрут.
Другая Россия, в которой очень хочется жить.
Ярославцев, правда, слегка портит сфера обслуживания.
Жили мы в гостинице «Которосль».
Горничные в которой могут поднять сброшенные на пол с целью замены полотенца и, аккуратно сложив, повесить их обратно на вешалки.
Или, как я случайно подслушал разговор в служебной комнате, могут специально не убирать номера непонравившихся пациентов, которые свинячат в номерах, ну и пусть тогда и живут как свиньи.
Или официантом не заметить просьбу принести простой воды ребёнку (в «Которосли» нас кормили в ресторане комплексным трёхразовым питанием – вкусным и сытным; вот разве что выпечка была, пожалуй, слабовата).
Но если даже этих людей немного поскрести, пообщавшись, то внутри под внешним лоском всё равно обнаружится тот же приветливый и отзывчивый ярославец.
А вот дороги в Ярославле что-то не очень.
Дело даже не в частых ямах и колдобинах, а их есть.
Мы тут, в Москве, конечно, немного разбаловались и привыкли, что городские дороги и тротуары убираются.
В Ярославле на тротуарах и дорогах либо лёд, либо противная жидкая липучая грязь слоем такой толщины, что будто бы ты не по асфальту передвигаешься, а по деревенской улице промозглым осенним днём.