November 10th, 2009

P

Прочитанное

Носил герой поверх кольчуги
Рубашку царственной супруги,
В которую была она
В часы любви облачена,
И в той священнейшей рубашке
Он в битвах не давал промашки...
В конце свидания ночного
Рубашку получал он снова:
Их восемнадцать набралось,
Пронзённых копьями насквозь.


Кретьен де Труа «Ивэйн, или Рыцарь со львом».

Лев в этом романе напоминает Карлсона, который живёт на крыше. Только наоборот. Карлсон, как и все эти мистеры Хайды, Тайлеры Дёрдены, олицетворяет собой не сдерживаемую запретами, «тёмную», так сказать, сторону человека. В первой части трилогии про Карлсона у Малыша спрашивают: «Кто взорвал паровую машину?», «Кто разбросал игрушки?», «Кто съел все плюшки?» - «Это Карлсон!»; «А где он?» - «А он улетел, но обещал вернуться!». В известном средневековом рыцарском романе Ивэйн все подвиги совершает лапами льва.

Collapse )