February 26th, 2009

M

Demi “The Artist and the Architect”

Жил когда-то в Китае великий и мудрый Император, воздвигший огромный, необыкновенной красоты дворец с просторными залами. Строили ему дворец этот большие мастера своего дела – Архитектор и Живописец.

Но вот однажды в сердце Живописца поселилась зависть, и решил он Архитектора насмерть погубить. Придал он овечьей коже старинный вид и накалякал на ней странные письмена. А потом пришёл к Императору и сказал – Вот эта вот фигня упала с неба, а написано на ней, что твой покойный отец - тоже, конечно, Император - хочет на небе построить себе дворец, а мастеров там подходящих под рукой нет. А поэтому просит он отправить к нему на небо хорошего архитектора, а метод для этого надлежит использовать такой: наложить побольше дров, поместить внутрь архитектора, поджёчь, а тот с дымом прямо на небо и попадёт.

Действующий Император, как уже было сказано, был очень великим и очень мудрым, а потому сразу в письмо с неба поверил и приказал своему лучшему Архитектору готовиться в дальний путь. Тот смекнул, что Живописец его подставил, и выпросил у Императора неделю на улаживание домашних дел и прочие сборы.

А сам приказал своим слугам тайно копать туннель прямо из своего дома к Главной Площади, да ещё и одну большую плиту мостовой там ослабить. И в назначенный день Архитектор пришёл на Площадь, где уже как раз над той плитой дров наложили, и, когда их подожгли, ловко в дыму через туннель к себе домой пробрался, где и затаился. А люди, не найдя останков Архитектора на пепелище, так и решили, что он на небе.

Архитектор целый месяц на хлебе и воде в темноте сидел, похудел весь и побледнел, а потом направился к Императору и сказал – я спустился с неба, потому что прекрасный дворец там для твоего отца уже мной построен. Но залы ещё не отделаны, и отец твой, небесный император, просит теперь ему доставить хорошего живописца.

Живописец как увидел бледного и худого Архитектора, так сразу и поверил, что тот на небе побывал, и сам добровольно побежал от честолюбия на костёр. Но плита там, на Площади, уже ослаблена не была, и в туннель проникнуть не получалось.

Простит ли Архитектор Живописца, бегущего к костру?..

Пятая книга художницы в этом журнале – раньше были “The Firebird”, "The Hungry Coat", “Bomboo Hats and a Rice Cake” и “The Donkey and the Rock”.

Collapse )
P

Про кольцо

Вчера вечером, после работы уже и даже ужина, часов в 9, выскакиваю из дома и иду в магазин с целью запастись молочными продуктами. Вдруг рядом останавливается потрёпанная жизнью «девятка», из неё выглядывает из пассажирского окна неассимилированное пока ещё Москвой, с акцентом, лицо кавказской национальности и спрашивает меня, где тут находится ближайший МакДональдз. А я и не знаю. Тогда это лицо, принадлежащее парню лет двадцати пяти, двадцати семи, спрашивает опять, а где тут есть кафешка какая-нибудь. А я опять не очень-то знаю, потому что район-то типично спальный. Ну, махаю рукой – туда поезжай, одну остановку проедешь – кинотеатр «Байкал» там, ну, наверное, и кафешки рядом какие-нибудь. А парень опять – А ресторан кавказской кухни какой-нибудь тут? – Ну а я-то откуда знаю.

Парень тем временем вылез из машины и руку мне протягивает – мол, спасибо за полезную информацию. Я перчатку снимаю и руку ему даю, мы рукопожались, но парень что-то моей руки не отпускает – О, - говорит, - а ты спортом, я вижу, каким-то занимаешься! Погоди, у меня ловко получается угадывать – каким, давай-ка я попробую! – Я тут понимаю, что это – мне зубы заговаривающие жулики или ещё того хуже: сейчас действительно гадать начнёт, и мы так до утра на холоду простоим, пока ему в голову, наконец, не придёт правильная мысль, что я – мастер спорта по рэндзю.

Я не без труда руку свою вежливо высвобождаю, говорю ему – Извини, я тороплюсь!, - и ухожу. Прошёл метров десять-пятнадцать – и вдруг чувствую, что что-то тут не так. Снова стягиваю надетую было перчатку с правой руки – а кольца обручального золотого на ней-то и нет! Это, выходит, парень тот кавказский с меня его ловко снял, пока мою руку в своей руке придерживал!

Ну, суки, думаю, сейчас поймаю – руки-ноги поотрываю! Повернулся – да куда там, не догнать, «девятки» уже и след простыл. Я расстроился, конечно, переживал. Пока минут через пять не вспомнил, что я кольцо-то, когда с работы пришёл, сразу в коробочку специальную положил и на тумбочку у кровати поставил, а в магазин с собой его не брал.

Выводы для тебя, читатель этого журнала, я сделал из этой истории следующие – крепко-накрепко запомни и заруби себе на носу: никогда, слышишь, никогда не останавливайся, если тебя из старой «девятки» поздним вечером окликнули кавказцы и ни за что не говори им, где расположен ближайший МакДональдз! А то, как у меня, снимут кольцо с пальца, зубы заговорив, а ты и не почувствуешь, а то ещё в машину затолкают и изнасилуют, или просто ножиком пырнут, или таких люлей навешают, что потом месяцы в больнице пролежишь.