chetvergvecher (chetvergvecher) wrote,
chetvergvecher
chetvergvecher

Виктор Шустиков «Футбол на всю жизнь»

Говорят, о вкусах не спорят. О футболе, как таковом, — тоже. Правомерность и необходимость существования этой игры принята человечеством, как аксиома. Миллионы людей в различных уголках земного шара поклоняются ему, как какому–то божеству. Им живут, как любимой, но трудной работой. Им наслаждаются, как искусством. На нём наживают состояния и разоряются. Обретают невиданную славу или пожинают удел позорного бесславия.
Футбол — одна из самых красивых, самых захватывающих, самых прекрасных спортивных игр, которые придумали люди. Поэтому это одна и из самых популярных игр.
Сказав о популярности, я вспомнил лекцию, посвященную состоянию современных средств массовой информации, на которой выступавший перед нами молодой учёный сказал, что по официальным сведениям, опубликованным американским бюро информации, матчи IX чемпионата мира по футболу смотрело более миллиарда людей, т. е. половина человечества. Когда я узнал об этом, то с какой–то острой физической реальностью ощутил свою принадлежность к этой великой армии влюбленных. В футбол я играю давно, добился определенных успехов в нём, но на мексиканские сражения смотрел, признаюсь, такими глазами, словно могучий волшебник сумел мне показать эту игру совершенно по–новому, изнутри, осветить ее сказочным светом, раскрывая самую её суть.
Теперь всё, что происходило в Мехико, что волновало сердце планеты, стало историей. Известен и достаточно увенчан наградами чемпион, составлена «табель о рангах». На стадионах Западной Германии закончился уже новый бескомпромиссный спор за право обладать высшим футбольным титулом современности. Но всё–таки я хочу начать эту книгу именно с того, что вновь возвращусь к давно прожитым дням и отшумевшим матчам.
Почему? Да потому, что значение турниров такого масштаба выходит далеко за рамки распределения порядковых номеров в футбольной шеренге. Мексиканский турнир значителен тем, что определил характер современного футбола, основные тенденции его развития.

Чемпионат разбил суждения о «ничейной смерти» футбола, о торжестве обороны, об утрате эстетического принципа в игре. Более того, по единодушному мнению всех специалистов и просто зрителей (к числу последних я в данном случае отношу и себя) ни один турнир в прошлом не давал такого числа ярких, захватывающих матчей, как мексиканский чемпионат.
После 1966 года утвердилась точка зрения, приверженцы которой опирались прежде всего на пример Англии, что для современного футбола высшего класса характерна не команда «звёзд», а команда — «звезда». В Мехико вновь был пропет гимн таланту, мастерству, доведённому до совершенства. Но это не было возвращением к старым традициям, когда семь–восемь «статистов» играли на лидеров, создавали им возможность сверкать. Новые веяния, выявленные мексиканским чемпионатом, состояли в том (и они, по моему твёрдому убеждению, на долгие годы останутся основным законом современного футбола), что тренеры лучших команд мира комплектуют свои ансамбли так, чтобы в каждой линии, на каждом месте выступал не просто мастер, а подлинный гроссмейстер футбола. Чемпионат снял со «звёзд» покров исключительности. В этом смысле чрезвычайно интересно высказывание английского журнала «Мировой спорт», не раз цитируемое нашей печатью.
«Чемпионат в Мехико, — говорилось в журнальной статье, — показал нам, что в лучших командах мира «звёзды» действуют на поле с трудолюбием и энергией «чернорабочих», а «чернорабочие» — с искусством и виртуозностью «звёзд». Иными словами, безупречность индивидуальной техники стала обязательным пропуском в эти команды».
Отшумели страсти чемпионата, давно названы имена лучших из лучших. Но мне хотелось бы остановить внимание на творческих портретах тех игроков, которые дают возможность понять, что же такое футбольная «звезда» в высшем понимании этого слова.

Прежде всего о тех, кто является последним оплотом команды в её стремлении не пропустить гол. Сейчас, мысленно восстанавливая события чемпионата, видишь, турнир не дал нам новых имен молодых талантливых вратарей. Большинство национальных команд прибегли к услугам опытных стражей ворот, на которых можно было, по их мнению, смело положиться в трудную минуту и быть уверенным, что их не испугает ни яростный натиск соперников, ни реакция трибун, ни даже непростительно пропущенный мяч. Иными словами, «звёзды», занимающие футбольный пост № 1, определялись такими факторами, как психологическая устойчивость, опыт, высокая степень индивидуального мастерства.
Мы увидели в воротах старых знакомых. Трое из них — англичанин Бенкс, итальянец Альбертози и уругваец Мазуркевич — были названы специалистами в числе лучших вратарей мира, причём в сообщении об этом, опубликованном многими спортивными газетами мира, специально подчеркивалось, что ни один из них не достиг уровня советского голкипера Льва Яшина.
В его отсутствие на первый план выдвинулся 33-летний английский вратарь Гардон Бенкс. Герой лондонского чемпионата отлично сыграл и на этот раз. Особенно безукоризненно действовал он в поединках против национальных сборных Румынии и Чехословакии, в тех матчах, где любая, даже малейшая его ошибка могла привести команду, ещё сохранявшую тогда титул чемпиона мира, к катастрофе — потере права на выход в четвертьфинал.
Гардон Бенкс — один из тех вратарей, которых называют «хозяевами штрафной площадки». Достаточно высокий рост, завидное спокойствие и интуиция, молниеносная, нисколько с годами не притупившаяся реакция, огромный опыт позволили ему смело играть на выходах, активно участвовать в оборонительных действиях, мудро руководить своей защитой, вселять в неё чувство спокойствия и уверенности. Эти качества Бенкса высоко ценил тренер сборной Англии, в недалеком прошлом один из её лучших игроков, Альф Рамсей, заявивший на одной из пресс–конференций:
«Я смогу найти замену, пожалуй, любому полевому игроку, но заменить Бенкса мне пока некем».

Эти слова прозвучали тревожным сигналом ещё в период подготовки к чемпионату, но их глубокое значение англичане поняли в Лионе, когда Бенкс из–за внезапно обострившейся болезни печени не смог выйти на четвертьфинальную игру против сборной ФРГ. Три гола, пропущенных английской сборной во втором тайме, лежат на совести его коллеги, явно не выдержавшего нервного напряжения этого поединка.
«Не случись такое с Бенксом, — писал в одной из своих статей Пеле, — мы бы вынуждены были, по моему твёрдому убеждению, встречаться с англичанами в финале, а это меньше всего входило в наши планы».
Видите, как высоко определяют значение Бенкса для судеб своей команды крупнейшие специалисты, причем стоящие по обе стороны футбольного рубикона. В отличие от общечеловеческой истории, эти факты свидетельствуют о том, что роль личности в спорте исключительно велика. Во всяком случае я в этом твёрдо убежден.
Вторым номером среди вратарей мира, представленных на чемпионате в Мехико, был назван итальянец Энрико Альбертози. Он редко покидает ворота, не рискуя обычно выходить на перехваты, и это, несомненно, делает жизнь нападающих противника более широкой и спокойной. Но этот недостаток итальянца в известной мере компенсируется его невероятной реакцией и отличным «чувством места». Эти исключительно ценные для вратаря качества не раз позволяли Энрико оставаться хозяином положения в самых сложных и ответственных ситуациях. Достаточно вспомнить его виртуозную игру в матче против команды ФРГ. Двадцать шесть ударов немецких форвардов отразил в тот день Альбертози, и среди этих ударов было несколько таких, которые мы в обиходе называем «мёртвыми». Недаром после матча Италия — ФРГ одна из мексиканских газет писала:
«Итальянцы, празднуя победу над немецкими футболистами, не забудьте расцеловать Альбертози».
Меньше всех мячей на том чемпионате (всего пять) пропустил вратарь сборной Уругвая Ладислао Мазуркевич, которого многие называют сегодня одним из лучших голкиперов мира, достойным продолжателем традиций Яшина. Он, правда, очень походит своей скромной, чёткой, лишенной каких–либо внешних эффектов игрой на нашего Льва Ивановича — спокойная уверенность, умелое руководство обороной, точные выходы, а если потребуется, смелые красивые броски.

В последнее время довольно распространенным стало мнение специалистов, утверждающих, что подключение защитников в атаку перестало носить элемент неожиданности и поэтому оно в принципе ненужно, ибо физически изматывает спортсменов, действующих на рубежах обороны, и снижает эффективность исполнения основной роли.
На мой взгляд, мексиканский чемпионат и дальнейшее развитие мирового футбола начисто опровергли позицию спортивных консерваторов. Теперь уже не эпизодически лучшие крайние защитники демонстрируют универсализм и становятся не временными, а постоянными участниками атаки, смелыми и мощными крыльями, несущими свою команду вперёд, к победе.
Несомненно, особое место среди игроков обороны занимал правый защитник чемпионов мира Карлос Альберто. Стройный, отлично сложенный бразилец бесстрашно рвался вперёд, заставляя форвардов противника чаще оглядываться назад, нежели думать об атакующих действиях.
Особенно ярко сыграл Альберто в финальном матче. Только в первом тайме он семь раз опасно простреливал вдоль ворот, и был момент, когда лишь неточная игра Пеле, не успевшего дотянуться до мяча, спасла итальянцев от неминуемого гола.
Во втором тайме Карлос действовал не менее активно, часто «стреляя» вдоль ворот изрядно измотанного Альбертози. Забив в мексиканском чемпионате последний гол, Альберто как бы провозгласил, что отныне защита, задняя линия берет на себя эту роль.
Сильное впечатление оставили защитники англичан — Томми Райт и особенно Терри Купер. С подачи Райта, выполненной после великолепного сольного прохода, был забит единственный гол в ворота сборной Румынии. Числу же атакующих передач в штрафную площадь, сделанных Купером, могли бы позавидовать самые знаменитые крайние нападающие.

Новые функции, взятые на себя лучшими крайними защитниками мира, потребовали от них и новых качеств — огромной выносливости, сочетающейся с высокой скоростью, безупречного владения мячом, точности передач и ударов по воротам, а также умения разбираться во всех тактических сложностях, возникающих постоянно в огромном квадрате игрового поля.
Центральные защитники, наоборот, ярких новинок в своей игре не показали. Официально лучшим из них был признан Бобби Мур, и с этим нельзя не согласиться, хотя на его уровне действовали и стопперы ФРГ, Бразилии и некоторых других команд. Например, великолепную игру головой продемонстрировал бразилец Руас Брито, выигравший буквально все воздушные поединки в штрафной площади. Блестяще он проявил своё мастерство в финальном матче, сведя на нет многие усилия итальянцев. Запомнились всем и подкаты в исполнении выдающегося стоппера ФРГ Карла — Хейна Шнеллингера.
У лучших защитников мира — как показал мексиканский чемпионат — значительно возросло искусство отбора мяча, умение сделать это, я бы сказал, на высочайшем техническом уровне, без малейших попыток к грубости и открытым столкновениям.
Перефразируя известную поговорку, говорят: «Покажите мне ваших полузащитников, и я скажу, какая у вас команда». В наши дни она звучит особенно убедительно. Недаром сильнейшие команды мира отряжают в эту линию своих лучших игроков, и в Мехико на футбольном небосклоне светило целое созвездие великолепных хавбеков — бразильцы Гарсон и Ревелино, немцы из ФРГ Беккенбауэр и Оверат и другие. При всей яркой индивидуальности этих мастеров объединяет тактическая мудрость, завидная работоспособность и разнообразие технических приемов, которыми они владеют. А главное, точность передач, позволяющая им осуществлять все главнейшие тактические связи внутри команды.

Из форвардов на чемпионате особенно выделялся до сегодняшнего дня остающийся в строю правый крайний сборной Бразилии Жаирзиньо, которого называют «королем футбольного слалома». Меткое прозвище, ибо поистине поразительно его искусство дриблинга, умение на перенаселённом клочке поля творить чудеса, обыгрывать одного защитника за другим и, привлекая к себе внимание, тем самым расчищать путь к чужим воротам товарищам по команде. Мне кажется, что именно Жаирзиньо в Мехико (позже, к сожалению, у него стало это хуже получаться) показал классический пример того, как следует бороться с современной плотной обороной: спринтерская скорость в сочетании с виртуозной техникой дриблинга.
Мексиканский чемпионат, не отрицая священных принципов коллективизма, в значительной мере утвердил право футболиста на индивидуальную игру, па самостоятельные, разумеется, связанные с игрою команды действия. В матчах часто игроки при помощи отличного дриблинга и скоростных рывков обходили соперников, выигрывали территорию, отвлекали на себя новые силы и лишь потом играли в пас. Это сочетание творческого индивидуализма с коллективизмом усиливало атакующую мощь команд и послужило, мне кажется, причиной столь вдохновляющей результативности мексиканского чемпионата.

Ещё во время предварительных игр многоголосым эхом разнеслась слава грозного нападающего сборной ФРГ, 25-летнего Герхарда Мюллера. Игры в Мехико и последующее четырехлетие подтвердили его грозную репутацию. Таранная мощь этого форварда настолько велика, что защитники вдвоём, а то и втроём, часто не могут с ним справиться. Мюллер, как и Жаирзиньо — хотя совершенно иными средствами, — доказывает, что любая оборона не устоит перед настоящими нападающими.
Мюллер действует на самом переднем крае атаки, возле центральных защитников, держа их в постоянном напряжении, ибо к нему всегда трудно, а порой и невозможно «подобрать ключи», нелегко предугадать, что он предпримет. Он то возьмёт игру на себя и пойдёт в лоб на обороняющихся, то сыграет в пас, проскочит к штрафной и при малейшей возможности пробьёт из любого положения — в падении, в самой непосредственной близости к сопернику, часто буквально из–под ноги. Герхард Мюллер в Мехико напомнил нам, каким грозным и действенным оружием атаки был и остается удар головой, увы, забытый многими нападающими, в том числе и нашими.
Герхард Мюллер, который продолжает оставаться лидером атак сборной ФРГ, — не просто высокого класса игрок, а классический образец нападающего нашего времени, нашедший свой путь к чужим воротам сквозь, казалось бы, неприступные бастионы современной футбольной обороны. Благодаря таким игрокам, как Мюллер, рушится легенда о ничейной трагедии современного футбола.

«Звездой» первой величины был, есть и останется надолго Эдмон Аррантес до Нассименто, или просто Пеле. Истинное величие Пеле состоит в том, что он, несмотря на исключительный природный талант, ни на минуту не останавливался на достигнутом и, как большой художник, изо дня в день совершенствовал свое искусство. Если в Стокгольме это был очаровательный юноша, весело забивающий голы, то в Чили он взял на себя груз лидера атак, в Лондоне он показался поверженным гигантом, но в Мексике мы увидели его в роли мудрого и вдохновенного дирижёра. Огромным трудом, тщательной шлифовкой всех граней своего мастерства Пеле подготовил себя к амплуа, которое озадачило всех его соперников и позволило непревзойденному бразильцу сыграть по–новому, с ещё большей силой, пользой и прелестью, чем прежде.
Футбол последних лет дал нам такое количество «звёзд», которому можно лишь удивляться. И если раньше это было южноамериканской монополией, то теперь истинных виртуозов техники становится всё больше и в европейских сборных. Акцент на воспитание мастеров экстра–класса стал знамением времени, отделяющего нас от чемпионата мира 1966 года, прошумевшего на первоклассных английских полях.
Я начал эту книгу с рассказа о пленивших меня героях мирового футбола не случайно. Нужно честно признать, что эту генеральную тенденцию развития игры мы не уловили, не придали ей должного значения. С тех пор как покинул свой пост ставший поистине легендарным Яшин, наш футбол не выдвинул ни одного гроссмейстера международного класса, который бы мог стать вровень с теми, о которых я говорил выше. Если мы хотим, чтобы наша сборная, наши лучшие клубы добивались больших успехов, пользовались международным авторитетом, доставляли радость зрителям, мы должны искать и воспитывать таланты. Ибо без них, без ярких, ослепительных «звёзд», футбол перестает быть футболом.
Tags: игра1, книга30
Subscribe

  • Посмотрел

    «L'Enfant» (“The Child”, «Дитя», 2005), режиссёры Jean-Pierre Dardenne, Luc Dardenne. Бельгия. Низы благополучного общества. Главный герой по имени…

  • Кирилл Серебренников "Изображая жертву" (2006)

    Фильм очень напоминает ранее просмотренную кинокартину «Пыль». Настолько, что даже хочется отметить, что отдельно если эти два фильма посмотреть, то…

  • Посмотрел

    «Mr. & Mrs. Smith» («Мистер и Миссис Смит», 2005), режиссёр Doug Liman. Пять (или шесть) лет прожившие вместе обычные домашние супруги, немного…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments