chetvergvecher (chetvergvecher) wrote,
chetvergvecher
chetvergvecher

Дмитрий Прокофьевич Оськин «Записки прапорщика»

Апрель, май
Перед Пасхой Радцевич-Плотницкий уехал в отпуск. Его замещает вернувшийся из тыла после длительного лечения полковник Хохлов.
Хохлов зимой заболел холерой. Считали его положение безнадежным, но, к удивлению всех, он выздоровел и вернулся на фронт без всяких следов перенесённой болезни. Радцевич-Плотницкий оставил Хохлова при штабе как бы в качестве своего помощника.
В мирное время полковник Хохлов был командиром Усть-Двинской крепости и во 2-й полк получил назначение уже во время войны.
Хохлов терпеть не может прапорщиков. Хотя у нас в полку уже много поручиков, произведенных из прапорщиков на основании приказа о льготах офицерскому составу, тем не менее Хохлов при встречах с такими поручиками продолжает упорно называть их прапорщиками. В сопровождении попа, с которым Хохлов оказался приятелем, он часто обходит тыловые команды, делая резкие замечания офицерам из прапорщиков. Был у меня в газовой команде. Я объяснил Хохлову назначение команды, проводимую работу по инструктированию рот, какие меры надо принимать в случае газовой атаки. Он иронически меня выслушал, заставил команду продемонстрировать стрелковые упражнения в масках, произвёл несколько походных движений также в масках и напоследок заставил бежать на месте на протяжении почти десяти минут. Люди команды, хотя и натренированные за последнее время, обливались потом и буквально задыхались к концу упражнения. Тогда Хохлов сделал мне замечание: если, мол, люди команды плохо выдерживают какой-нибудь час занятий в масках, то чего же требовать от рот?
- В ротах совсем не упражняются, господин полковник, - доложил я.
- Почему же вы их не заставите?
- Мною об этом доложено командиру полка.
- А почему мне об этом неизвестно?
- Не могу знать.
- Вы должны были тотчас же после моего вступления в обязанность командира полка доложить.
- Я считал, господин полковник, что командир полка сделал соответствующие распоряжения.
Раздраженность Хохлова действует не только на мои нервы, но также на людей команды.

Скоро вернулся из отпуска Боров.
Теперь моя очередь ехать на три недели в отпуск. В несколько мгновений мы с Ларкиным уложили чемодан. Ларкин едет со мной. Доволен до чрезвычайности.
Радости стариков не было предела!.. Три недели промелькнули незаметно...
За время отпуска в полку произошли перемены. Штаб переведен из Бело-Кернеца в Судовичи, ближе к Дубно, по соседству с 8-й дивизией. Бело-Кернец занял другой полк. Самую опасную и наиболее скверную сапановскую позицию продолжал занимать один из батальонов нашего полка.
Перевод в Судовичи объясняли тем, что высшее командование делает перегруппировку частей, выводя ближе к позиции резервные полки, находившиеся в непосредственном распоряжении армейского командования. В половине мая, рассказывали мне в полку, ожидается общее наступление по всему фронту. Главный удар намечается на Западном фронте, которым командует Эверт. Наш же, Юго-Западный, возглавляемый генералом Брусиловым, должен вести лишь демонстративные атаки с целью отвлечения неприятельских сил от места основного удара.
Представившись по приезде в полк командиру полка Радцевичу-Плотницкому, я ждал нового назначения.
- Побудьте несколько дней при штабе полка, - сказал Плотницкий. - На этих днях должен уехать в отпуск штабс-капитан Мокеев, и на время его отсутствия я предложу вам исполнять его должность - командира нестроевой роты.
- Слушаюсь, господин полковник.

Съездил к Мокееву для предварительного ознакомления с обязанностями командира нестроевой роты. Сейчас её задача образовать запасы зернового фуража, консервов, сухарей на случай быстрого движения вперёд, если предполагаемое наступление окажется удачным. - Вам особенно беспокоиться нечего, - говорит Мокеев. - Рота имеет прекрасного фельдфебеля, отлично знающего своё дело. Вам лишь останется иметь общее наблюдение.
Нестроевая рота помещалась в небольшом лесочке, расположенном позади Рижских казарм. От командира полка поступило распоряжение тяжёлую часть обоза первого разряда и все запасы перебросить ближе к Судовичам, в деревню Переросли. На месте же стоянки нестроевой роты остается лишь обоз, имеющий непосредственное боевое значение, как-то: патронные двуколки и походные кухни.
Переехал в Переросли. Занял отличную хату. В деревне, кроме моей нестроевой роты, других частей нет. Ежедневно после двенадцати часов ездил в Судовичи разузнавать о предстоящих действиях полка. День офицеров в Судовичах тот же, что и в Бело-Кернеце. С утра до ночи преферанс или шмэн-де-фер, а в перерыве между игрой выпивка, добываемая или в Кременце, или через Шарова, который наладил связь с киевскими виноторговцами и систематически получал для нужд офицерского собрания вино и водку.
Интересно, что в то время как в тылу, например в Москве, Туле, продажа спиртных напитков запрещена, в ближайшем к фронту столичном городе - Киеве - идет открытая торговля винами.

Наиболее интересные фигуры из офицеров, которых я раньше не знал, поручик Казаринов и штабс-капитан Вишневский. Казаринов - болезненного вида ещё молодой офицер, чрезвычайно мистически настроенный. Он в Судовичах открыл гадалку и чуть ли не каждый день ходит к ней угадывать свою судьбу по линиям руки, по картам и даже по кофейной гуще.
Вишневский, в противоположность Казаринову, - разухабистый, жизнерадостный офицер, все мысли которого направлены к добыванию водки и женщин. Вишневский долгое время лечился в тылу от гонореи, залечив, получил вновь и сейчас ещё продолжает ходить на осмотр к врачу.
Встретился с Блюмом, который теперь стал старшим врачом полка. Он очень радушен, журил меня за то, что долгое время к нему не являлся, предложил для моего пользования ресурсы своей походной аптечки, свои книги, просил навещать его почаще.
- Очень рад, - говорит он, - что теперь вы выбились из своего прежнего положения и, как я слышал, завоевали себе достаточное уважение не только со стороны солдат, которые по-прежнему вас любят, но также и со стороны офицеров. На вас не смотрят, как на других прапорщиков, произведенных из фельдфебелей и унтер-офицеров. Все почему-то считают, что вы имеете высшее образование и отбывали воинскую повинность рядовым по неизвестным для них обстоятельствам.
- Как идет подготовка к наступлению? - спрашиваю я. Блюм часто встречается с командиром полка и в курсе всех, даже секретных, сведений.
- Наступление намечается на пятнадцатое мая, - отвечает Блюм. Причем, по словам Радцевича-Плотницкого, наш полк будет на наиболее спокойном участке. Главная тяжесть боя должна пасть на части тридцать пятой дивизии, которые подведены к Кременцу и на этих днях займут сапановские позиции. Главные силы наступления сосредоточатся на Западном фронте в брест-литовском направлении. На Юго-Западном, на ковельском направлении, будут развиваться лишь демонстративные операции.

15 мая ждем с нетерпением. Однако это число прошло, прошло 16-е, 17-е, а наступления всё нет. 18 мая вечером ко мне в Переросли заехали Ханчев и Моросанов.
Благодушествуя в хате за чаем, Моросанов делится последними сведениями о предстоящем наступлении. Наступление задержалось из-за неготовности Эверта. Сейчас происходит совещание в штабе верховного командующего о том, какое из направлений нужно признать решающим и где следует нанести главный удар.
- А наш полк, - спросили мы с Ханчевым, - будет во время наступления сидеть на этих второстепенных позициях или его всё же введут в дело?
- Трудно сказать, пока никаких данных о том, что нас отсюда передвинут, нет. Плотницкий говорит, что имеется намерение перенести центр тяжести нынешнего наступления на фронт генерала Брусилова и будто бы Брусилов от этого не отказывается. Но это лишь слухи. Немцы, конечно, знают о готовящемся наступлении и со своей стороны принимают контрмеры. Так, на Западном фронте, по данным разведки, немцы перебросили целый ряд новых корпусов. Это обстоятельство и смущает Эверта. Кроме того, наши вообще боятся наступления на участке, где находятся немцы. Считают более удобным перейти в наступление на австрийские позиции, так как австрийцы слабы в боевом отношении, и поэтому больше шансов на успех.

Моросанова вызвали к телефону из штаба. Я передал ему трубку. Говорил Радцевич-Плотницкий.
Окончив разговор, Моросанов повернулся к нам со словами:
- Ну вот, дело решено.
- Что решено? - нетерпеливо спросили мы.
- Наступление. Назначен день, и уже известны те части, которые будут наступать.
- Какие же?
- Не знаю. Командир полка приказал мне немедленно явиться в штаб для подготовки распоряжений, сообщив лишь, что имеются все данные, необходимые для дальнейших действий.
Моросанов тотчас же уехал. Ханчев остался у меня ночевать. На следующий день утром мы с Ханчевым поехали в Судовичи. Зашли к Моросанову в надежде получить более точные сведения.
- Ничего сказать не могу. Секрет. Скоро узнаете из приказа, уклонился от ответа Моросанов. - Вам-то, Оленин, нечего беспокоиться. Сидите себе в своих Перерослях, а вот Алексею Павловичу немедленно надо отправляться в свою роту.

21 мая штаб полка срочно покинул Судовичи, переехав в Рижские казармы, находящиеся напротив сапановских позиций. Туда же двинут находившийся в резерве при штабе полка 3-й батальон. Все офицеры полка, бывшие по тем или иным причинам при штабе для исполнения мелких поручений или для отдыха, разосланы по своим ротам. У командира полка беспрерывные совещания с начальником хозяйственной части, полковым врачом Блюмом, заведующим оружием, начальником связи и другими, имеющими отношение к подготовке боя. Я получил распоряжение продолжать оставаться в нестроевой роте в Судовичах, установив связь с боевой частью обоза, подтянутой также в Рижские казармы. У писаря оперативной части штаба удалось выведать, что из штаба дивизии получен приказ: в ночь на 22 мая 11-му полку полностью занять сапановские позиции, сосредоточившись на небольшом и тяжёлом участке.
9-й полк остановился рядом с 11-м. 12-й непосредственно в затылок 11-му и 9-му полкам, а 10-й полк с ночи должен сосредоточиться в усадьбе сельскохозяйственного училища, в Бело-Кернеце.
Позади Рижских казарм, в лесочке за Бело-Кернецом, под Кременцом и непосредственно в Кременце, а также в Бело-Кернеце сосредоточено огромное количество артиллерии. Сюда подвезены не только пушки дивизионной артиллерии, но и все корпусные и ещё несколько отдельных артиллерийских бригад, присланных из армейского резерва.
Настроение нервное. Развитие операций начнется в ближайшие дни. Судя по подготовке, по числу подвозимых артиллерийскими транспортами снарядов, можно предположить, что именно под Сапановом разовьется настоящий генеральный бой.
В нашем корпусе все силы подтянуты к Сапанову.

Сапановские бои
Часа в три утра, когда только начал брезжить рассвет, я проснулся от артиллерийских разрывов. Канонада настолько сильна, что в моей хате звенят стекла.
Оделся. Ларкин кипятил чай.
- Хорошо, Дмитрий Прокофьевич, что мы с вами в Перерослях. Многих сегодня наших недосчитаются...
- Да, Ларкин, но нам с тобой должно быть совестно, что мы отсиживаемся здесь, когда другие в бою...
- А какая нам польза там находиться? - возразил Ларкин. - И без нас хватит. Чего ради? Что мне за это земли, что ли, прибавят или новую хату построят? Искалечить или убить - могут.
Я промолчал.
Выпив наскоро стакан чаю, направился к Рижским казармам. Шёл беспрерывный гул артиллерийской канонады. Выехав на возвышенное место, при лучах восходящего солнца увидел жуткую картину боя под Сапановом.
Окопов ни русских, ни австрийских не видно. Над ними густой столб свинцового дыма и беспрерывно полыхает огонь от снарядов, разрывающихся над неприятельскими и нашими окопами.
Получил телефонограмму от Моросанова экстренно переброситься с обозом в лесок, позади Рижских казарм. Быстро уложили повозки. Восемнадцать километров до новой стоянки проделали на рысях в течение часа. Наскоро соорудили землянки для укрытия от снарядов, замаскировали повозки свежесрубленными деревьями, лошадей увели в ближайший овражек.

На фронте беспрерывная канонада. Залпы артиллерии настолько сильны, что чувствуется колебание почвы в землянках обоза в шести километрах от поля битвы. Дежурный телефонист беспрерывно принимает телефонограммы о подвозе патронов, о высылке телефонного кабеля, о приготовлении в Сапанове походных кухонь. В промежутки между приёмами телефонограмм телефонист успевает обменяться несколькими словами с телефонистом, находящимся при полевом штабе полка.
- Наступление развивается успешно. Первая линия окопов взята. Артиллерийский огонь перенесен на вторую линию австрийцев и сметает проволочные заграждения.
Сведения об удачном наступлении бодрят солдат обоза.
Поздно ночью в обоз за телефонами прибыл грязный, оборванный телефонист.
- Ты ли это, Сафонов?
- Я, ваше благородие. Досталось сегодня. С двух часов утра неотлучно находился при командире полка непосредственно в Сапанове.
- Расскажи, как началось наступление.
- В два часа ночи, - начал Сафонов, - пришло распоряжение командира бригады Музеуса перебросить полевой штаб полка из Бело-Кернецкого училища в Сапанов, в землянку, где когда-то помещался Измайлов. Сам Музеус к двум часам прибыл в Бело-Кернец и в моём присутствии рассказывал полковнику Радцевичу о плане наступления.
Начинающиеся бои, по словам Музеуса, после сокрушения австрийцев на Юго-Западном фронте должны решить исход войны...
Пришли в Сапанов на рассвете. Батальонные командиры были предупреждены о начале наступления немедленно вслед за ураганным огнем, который должен начаться в три часа утра и кончиться к пяти. Телефонистам пришлось много работать, устанавливать телефонную связь командиров батальонов с ротными командирами. Мне, в частности, пришлось обслуживать третий батальон и в течение нескольких часов быть около капитана Савицкого.
Tags: книга30
Subscribe

  • (no subject)

    Somnath Bothe (b. 1982) Ichiro Tsuruta by Cesare Marchesini От http://vasilyt.tumblr.com/ Young Woman Standing at a Virginal (c.…

  • (no subject)

    Selections from Rodney Matthew’s immersively illustrated Alice in Wonderland От…

  • (no subject)

    Vincent Segrelles Fantastic Mysteries / Illustration 4 Science Fiction Quarterly / Illustration 2 Thrilling Wonder Stories / Illustration…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments