chetvergvecher (chetvergvecher) wrote,
chetvergvecher
chetvergvecher

Даниил Краминов «В орбите войны. Записки советского корреспондента за рубежом 1939-1945 годы»

21 мая наш аппарат принял тревожное сообщение Рейтера: Сегодня в 17 часов одетые в форму данцигские штурмовики совершили нападение на польский таможенный пост в Пекле, расположенный на границе между Польшей и Данцигом. Таможенные инспектора забаррикадировались в своём помещении и запросили по телефону помощь. Польский генеральный консул в Данциге передал данцигскому сенату требование польского правительства принять немедленные меры к освобождению польских таможенных чиновников в Пекле.
Берлин и Рим, взявшие курс на подготовку и развязывание европейской войны, спешили официально скрепить военно-политический союз, о котором Риббентроп договорился с Чиано в начале мая в Милане. 22 мая в моей тетради появилась следующая запись: Сегодня утром в Берлине состоялось подписание германо-итальянского договора о военно-политическом союзе. При подписании договора присутствовали с германской стороны: Гитлер, Геринг, Риббентроп, адмирал Редер, генералы Браухич и Кейтель; с итальянской – Чиано, генерал Париани и посол Аттолико. Подписали договор Риббентроп и Чиано. В договоре провозглашалось: Если против желания и надежд договорных сторон создается такое положение, что одна из них будет втянута в военный конфликт с одной или многими державами, то другая договорная сторона выступит сейчас же на помощь в качестве союзника для того, чтобы оказать помощь всеми своими военными силами – сухопутными, морскими, воздушными.
Третий агрессор – Япония, ведущая уже не первый год войну в Китае, немедленно выразила своё одобрение. 23 мая премьер-министр Хиранума заявил в парламенте, что «заключение военного союза между Германией и Италией будет способствовать улучшению международного положения, а также укреплению мира во всем мире. Мы сердечно приветствуем Германию и Италию, заключивших военный союз. Япония надеется, что в будущем её дружеские отношения с Германией и Италией станут ещё более тесными и крепкими». Газета «Цюгай Сиогио» в тот же день предсказала: «Приближается время, когда Японии в целях укрепления мира придется присоединиться к германо-итальянскому военному союзу».

А в английских политических и общественных кругах продолжали бушевать споры относительно сотрудничества с Советским Союзом. 23 мая лейбористская «Дейли геральд», призывая правительство прекратить ненужные и опасные увертки, указала: «Английский народ желает прямого и полного соглашения с Советским Союзом, ибо только оно может спасти мир от приближающейся войны. Такой пакт с Советским Союзом мог бы быть заключен в пять минут, если бы английское правительство всерьёз захотело этого. Под натиском общественности оно отступило от первоначальных позиций, но ещё не сказало окончательного слова. Почему? Отказываясь заключить соглашение с Советским Союзом, английское правительство ставит под угрозу жизнь английских граждан, безопасность собственной страны, а равно подвергает опасности дело европейского мира. Какие ещё худшие преступления могло бы совершить это правительство?»
В спор вступил лидер части консерваторов, недовольных политикой правительства, Уинстон Черчилль. Он воспользовался услугами американской «Геральд трибюн», чтобы заявить: «Не меняя своих взглядов на коммунизм, я, однако, предпочитаю советские предложения английским и французским альтернативам. Советские предложения весьма просты, логичны и соответствуют общим интересам. СССР правильно требует гарантий балтийским государствам и Финляндии. Интересы Англии, Франции, Польши и Советского Союза требуют обеспечения безопасности балтийских государств. Тройственный военный союз, предусматривающий гарантии всем странам, которым угрожает опасность, является практической и благоразумной политикой».

Противники англо-советского сотрудничества не сидели сложа руки и не молчали. Активный участник кливденской клики бывший английский посол в Японии Линдлей, находившийся в тесных личных отношениях с Чемберленом, отправился к депутатам – членам особого внешне-политического комитета консервативной партии, чтобы убедить их активнее поддерживать поведение правительства. «Английский престиж пострадал бы меньше, – заявил бывший посол, – если бы переговоры с Советским Союзом провалились, нежели в том случае, если бы они закончились успехом. В последнем случае за границей сложилось бы мнение, что Англия была вынуждена согласиться на союз на условиях, предложенных советской стороной».
Либеральная «Ньюс кроникл» посвятила на другой день этому заявлению свою передовую, озаглавив её «Глупая речь». Газета писала: «Само по себе выступление Линдлея не имело бы большого значения и только лишний раз доказало бы то, что давно известно, а именно, что Линдлей – один из самых твердолобых реакционеров. Но более важным является тот факт, что премьер-министр недавно был гостем Лиидлея в его имении, и есть опасность, что за границей, где не знают о безответственности бывшего посла в Японии, могут по думать, что Линдлей выражал мнение премьер-министра».

Два дня спустя – 25 мая – мною записаны три кратких сообщения.
В министерстве иностранных дел у лорда Галифакса, сообщил Рейтер, состоялось совещание, в котором приняли участие военный министр Хор Белиша, морской – Стэнхоп, авиации – Кингсли Вуд и министр-координатор обороны лорд Чэтфилд. Полагают, что на совещании обсуждались вопросы стратегии, относящиеся к предполагаемому англо-советскому пакту.
Курс акций на ныо-йоркской бирже, передал Ассошиэнтед Пресс, резко повысился, достигнув самого высокого уровня с начала марта. Повышение курса объясняется улучшением перспектив на заключение англо-советского соглашения.
Без ссылки на источник отдельно выписана короткая, но полная драматического смысла фраза: В Нью-Йорке покончил жизнь самоубийством известный немецкий антифашистский писатель Эрнст Толлер.
Благоприятная реакция нью-йоркской биржи на возможность соглашения между Англией и Советским Союзом оказалась преждевременной. Дальновидные английские политические деятели подозревали, что правительство Чемберлена уклонялось и будет уклоняться от этого соглашения. 28 мая Ллойд Джордж, не решившийся открыто сказать в парламенте, кто и почему мешает англо-советскому соглашению, опубликовал в бивербруковской «Санди экспресс» статью, в которой дал резкую оценку поведения правящей верхушки, поставившей узкогрупповые интересы выше национальных. «Как в Англии, так и во Франции, – писал он, – консервативные элементы, стоящие у власти, и те слои, которые они представляют, с ужасом наблюдают за советскими экспериментами, особенно за советской позицией в отношении частной собственности и рабочего управления. Вот почему Чемберлен, как только пришёл к власти, немедленно заключил пакт с Муссолини, в то время как на союз с СССР идет крайне неохотно. Чемберлен трижды летал в Германию, чтобы пожать руку Гитлеру, но он содрогнулся бы, если бы ему сказали в то время, что было бы более полезным полететь в Москву и поговорить со Сталиным. Чемберлен дал гарантии Польше без консультаций с генеральным штабом. Когда ему было указано, что без помощи СССР Англия попадёт в ловушку, он сделал пробные и пугливые шаги по пути сближения с Советским Союзом. Проволочки, имеющие место в переговорах, были не по вине СССР, а по вине Чемберлена, который пытается обеспечить помощь Советского Союза, стараясь в то же самое время избежать всякого соприкосновения с Советским правительством».

Несколько дней спустя лейборист Адамс, сославшись на речь Чемберлена перед его поездкой в Мюнхен, в которой он подчеркивал исключительную важность личных встреч и бесед глав правительств, спросил премьер-министра в парламенте: «Не считаете ли вы целесообразным нанести официальный визит в Москву?»
Чемберлен тут же ответил категорическим «Нет!».
Всячески уклоняясь от прямых и серьёзных переговоров с Москвой, английское правительство прибегло к трюку. 7 июня Чемберлен объявил в парламенте, что «в целях ускорения переговоров решено послать в Москву представителя министерства иностранных дел, который ознакомит английского посла по всем основным вопросам. Я надеюсь, что таким путем можно будет быстро завершить переговоры».
В тот же день Рейтер сообщил: В Москву поедет Уильям Стрэнг, заведующий центрально-европейским отделом министерства иностранных дел. Он в курсе всех вопросов, поэтому сумеет более точно передать Сидсу (английскому послу в Москве) инструкции английского правительства.
Иными словами, вместо премьер-министра или министра иностранных дел – а к Муссолини отправились в начале года оба – в Москву для переговоров с советскими руководителями посылали мелкого дипломатического чиновника. В Лондоне нашли нужным публично известить, что этот чиновник заранее лишён каких бы то ни было полномочий, чтобы – упаси бог! – Гитлер не подумал, будто Чемберлен замышляет вести переговоры с Советским правительством всерьёз.

Впрочем, даже этот чиновник не спешил отправиться в Москву. «Полагают, сообщал Рейтер 9 июня, что Стрэнг не сможет выехать в Москву раньше следующей недели. Ему потребуется много времени для ознакомления с ходом переговоров, и, кроме того, он хочет выждать, пока выздоровеет Сиде». Однако это были только отговорки. Дипломатический корреспондент газеты «Дейли уоркер» указывал, что Стрэнг задержался в Лондоне, чтобы побеседовать с британским послом в Париже Фиппсом и британским послом в Риме Лореном, которые вызваны для этого в Лондон. Оба посла известны как сторонники мюнхенской политики, поэтому надо с подозрением отнестись к маневру английского правительства.
В тот же день французская «Тан» информировала своих читателей: Английское правительство вручило вчера французскому министерству иностранных дел через французского посла в Лондоне Корбена замечания и возражения на ответ Советского правительства. Основное затруднение, мешающее переговорам, – требование Советского правительства относительно включения балтийских государств в список стран, которым должны быть даны гарантии.

Пока Лондон и Париж вели безнадежный спор о том, гарантировать или не гарантировать границы балтийских государств, Берлин втихомолку приготовился включить их в свою орбиту. Министры иностранных дел Латвии (Мунтерс) и Эстонии (Сельтер) были приглашены, скорее, просто вызваны в Берлин, где им было предложено подписать пакты о ненападении с Германией. 7 июня оба пакта были подписаны этими министрами и Риббентропом. Вечером Риббентроп устроил большой приём, на котором Мунтерсу был вручен высший германский орден, и Гиммлер первым поздравил латвийского министра с наградой.
На другой день все германские газеты опубликовали тексты договоров, которые расценивались ими как свидетельство «провала политики окружения Германии». Оба министра заверили в своих речах, произнесенных после подписания, что Латвия и Эстония будут крепко стоять на охране своего «нейтралитета».
Вероятно, во имя этого «нейтралитета», начальник штаба сухопутных сил Германии генерал Гальдер, как сообщали берлинские газеты, посетил обе страны, побывав на эстоно-советской и латвийско-советской границе, где осматривал укрепления.

Напряжённость, возникшая сразу после захвата германскими войсками Чехословакии, постепенно, но неуклонно возрастала, и это чувствовалось по тревожным телеграммам агентств, по сообщениям газет, которые всё чаще прибегали к крупным и пугающим заголовкам. Суммируя эти сообщения и статьи, я записал 17 июня: В политических кругах Парижа всё настойчивее проявляется убеждение, что в самое ближайшее время события в Европе примут критический оборот, сходный с тем, какой они имели в сентябре прошлого года. Известный обозреватель Пертинакс пишет в «Ордр»: «Передышка, каторой мы пользовались после вторжения Германии в Чехословакию и захвата Италией Албании, по-видимому, близится к концу. Многочисленные германские войска уже сконцентрированы в Словакии. На этот раз под угрозой оказалась Польша». Римский корреспондент «Журналь» передавал: «В политических кругах итальянской столицы предвидят, что европейский кризис достигнет кульминационной точки во второй половине августа или в начале сентября».
Tags: книга29
Subscribe

  • (no subject)

    1538-1539 Barthel Bruyn the Elder - Portrait of Elisabeth Bellinghausen

  • (no subject)

    Ohara Koson, “Flowering plum and moon”

  • (no subject)

    Rob Gonsalves The Sun Sets Sail

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments