chetvergvecher (chetvergvecher) wrote,
chetvergvecher
chetvergvecher

Самолёт готов. Вместе с младшим лейтенантом Соколовым мы вылетели в Грозный через Армавир. К вечеру достигли аэродрома в Махачкале.
Ночью погода испортилась. С моря подул холодный ветер. Мокрые снежные хлопья падали на покрытые осенней грязью улицы города. Поневоле нам пришлось задержаться.
День мы провели в общежитии, а вечером пошли в ресторан. В ресторане сидели лётчики, танкисты, пехотинцы - все случайные гости города. Было довольно оживлённо. Слышались разговоры о воздушных боях, о наземных схватках, о погибших товарищах.
Мы нашли свободный столик и заказали ужин.
В ожидании как-то незаметно для самих себя стали обсуждать маршрут дальнейшего полёта, несмотря на то, что место для этого было самое неподходящее. Но так волновал нас перелёт, что мы не могли не говорить о нём. Лететь надо было в горах, а опыта в этом ни у меня, ни у Соколова не было.
Вскоре, предварительно извинившись, к нам подсел молодой человек. Он отрекомендовался лётчиком, подбитым немцами во время штурмовки. Длинная фигура незнакомца была облачена в кожаное пальто, под которым виднелась меховая курточка.
- А на каком самолёте вы летаете? - спросил я. Что-то вы мало походите на лётчика.
Он сделал вид, что обиделся, но быстро ответил:
- На новом типе, Иэл-два. Знаете такой?
На слове «новом» незнакомец сделал ударение.
Настораживали его необычные манеры обращаться с официантом и подозрительное произношение Иэл: никто из наших летчиков не называл самолет Ил-2 Иэл.
Мы обменялись с Соколовым многозначительными взглядами: мол, держим ухо остро.

Сосед между тем начал заводить разговор о нашем маршруте. Как бы невзначай он спросил, не знаем ли мы, где стоят штурмовые полки. Вначале мы выжидающе отмалчивались, потом резко заявили, что об этом здесь разговаривать не место.
- Да что вы, ребята, такие сверхбдительные? Здесь ведь все свои вояки. Ни одного штатского. Говори, что хочешь. Мне надо свой полк найти. - Он налил вино в бокалы. - Давайте выпьем за дружбу и приглашаю вас к себе на квартиру. Мы с приятелями остановились тут в одном тёплом местечке. - И он нахально подмигнул.
Неожиданно Соколов вскочил со стула и схватил незнакомца за грудь.
- Документы! - властно сказал он.
На всякий случай я поспешно расстегнул кобуру и достал пистолет. Наигранность исчезла с лица «лётчика»:
- Что вы, ребята? Неужели своим не верите? Пусть бы пехота, а то ведь авиация! Между собой - и такие вещи. Я же штурмовик. Вот смотрите. - И он извлек из кармана целую пачку бумаг.
К нам быстро подходил мужчина. Ему было лет сорок - сорок пять. Он улыбался нашему «штурмовику».
- Петя! - воскликнул он и раскинул руки. - Ты здесь! Вот счастье-то! Вот счастье, - и, обернувшись к нам, произнес: - Товарищи, это мой сын. Вы подумайте! Сколько ты не был дома до войны? И война уже идет четыре месяца. Не оправдывайся, не оправдывайся: «некогда, отступаем». Ты знаешь, как мама волнуется?..
Но вся эта тирада отца, неожиданно встретившего сына, произвела, на нас совсем не то впечатление, на которое отец, очевидно, рассчитывал. Человек этот до того раз пять проходил мимо нашего столика. Его невозможно было не заметить: серый в клетку френч, галифе и военного образца хромовые сапоги.
Я сказал как можно более грубо:
- Довольно играть!
Соколов тоже достал пистолет.
- Ну, во имя отца и сына, - зло сказал он... - Какой разведке служите?
Нас обступили со всех сторон. Кто-то предложил обыскать «родственников». Из карманов их были извлечены новенькие «вальтеры», ножи и, конечно, поддельные документы.
- Будем кончать гадов, - сказал Соколов.
С трудом отговорили его не заниматься самоуправством, а отвести задержанных в НКВД.
Ночь прошла под впечатлением этого ресторанного случая. «Надо смотреть и смотреть, чтобы не попасть впросак», - говорили мы между собой.


На утро следующего дня погода улучшилась. Воздух был чист и прозрачен, на небе ни облачка. Получив разрешение на вылет, мы, прежде чем отправиться на аэродром, зашли в НКВД. Соколов никак не хотел улетать, не, узнав, кем являются задержанные нами типы. Он успокоился лишь после того, как удостоверился, что и «отец» и «сын» не кто иные, как шпионы.

Анатолий Леонидович Кожевников «Записки истребителя»
Tags: книга27
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments