chetvergvecher (chetvergvecher) wrote,
chetvergvecher
chetvergvecher

Categories:

Станислав Говорухин «Чёрная кошка»

Трилогия о России. (1989–1993)
«Политика слишком серьёзное дело, чтобы доверять её политикам». Не помню, кому принадлежат эти слова, но сказано абсолютно правильно.
Можно судить и по сегодняшней Думе. «Дума — не место для дискуссий», — заявил нынешний Председатель Государственной Думы. (А где тогда место для политических дискуссий?)
В Российском Парламенте занимаются не политикой, а лоббированием интересов. Наиболее порядочные депутаты отстаивают интересы своего региона, своей отрасли, большинство же лоббируют личные интересы.
В политику я вошёл в 85 году с приходом М.С. Горбачева. Помню, он заявил: «отныне каждый человек должен принять личное участие в судьбе страны». И, я, наивняк, решил принять это личное участие. Сначала была серия статей (в основном, в «Советской культуре»), выступления по радио, по телевидению. Потом я решил взяться за более серьёзное оружие. В 90-м году был снят фильм «Так жить нельзя».
Вот это уже была чистая политика. Более того, фильм во многом изменил политический климат в стране. На него стояли очереди по всей России — ночами. Жгли костры; выходя после просмотра, люди бросали в них свои партбилеты. Фильм получил три «Ники» — за сценарий, за режиссуру и за лучший документальный фильм.
Многое я не досказал в этом фильме. Хотелось поговорить об истоках — как же так получилось? Почему мы стали такими? Новый фильм назывался — «Россия, которую мы потеряли».
А в августе 91-го случилась революция. Кто-то называет её демократической, многие — буржуазной, я лично — криминальной. Именно в августе 91-го началось беспощадное разграбление и разрушение России. А поскольку дело касалось одной шестой части света, я назвал её ещё и Великой.
«Великая криминальная революция» — так назывался этот фильм. Мало кто его видел. Осмелился показать только один телеканал. Фильм и сейчас боятся показывать. Но время его ещё придет. Когда мы сможем трезво смотреть на прошлое, мужественно оценить, что мы сделали со своей страной, эти документальные кадры — по сути, история разграбления нашей родины — пригодятся, я уверен, и историкам и обществу в целом.

«Благословите женщину». 2003
По роману И. Грековой «Хозяйка гостиницы». Книжками этой писательницы зачитывались в начале семидесятых. «Кафедра», «За проходной»… Простой ясный язык. Прекрасное знание материала — писала она в основном о людях науки… Я еще тогда, когда в первый раз взял в руки её повесть, подумал: почему — И. Грекова? Не Ирина, не Инна, не Инга, а И. Грекова. Странно. Какая-то Игрекова. Потом выяснилось — псевдоним. И не случайно, что Игрекова. За псевдонимом скрывается профессор-математик Елена Сергеевна Вентцель. Её учебником по теории вероятности до сих пор пользуются студенты.
Она ещё была жива, когда мы начали экранизировать её роман. Но фильма не дождалась.
Это роман о женщине. О жене военного. О трудной жизни наших мам и бабушек. Отсюда и название: «Благословите женщину». Биография моей мамы ничуть не похожа на биографию героини романа, но это фильм и о моей маме. Сколько раз ко мне подходили женщины после просмотра и говорили одни и те же слова:
— Вы знаете… Вы сняли фильм о моей маме…
Верочке, героине фильма, в начале повествования 17 лет, к концу — 40. На эту роль я пригласил девятнадцатилетнюю студентку. Высокую, светловолосую, с хорошей русской статью. Очень способную. Возрастного грима почти не понадобилось, Светлана взрослела внутренне. Я не мог нарадоваться, глядя на неё. «Неужели мы зажгли новую звезду!»
Были все основания так думать. Во-первых, способная, во-вторых — стать! На сегодняшнем актёрском рынке трудно найти девушку с такой фактурой; все худые, как селедки.
Сколько раз я говорил своей артистке:
— Света, не вздумай стать такой, как все! Не борись с природой, не стремись в стадо…
Не помогло. Я успел её снять в следующей картине, а потом — всё! Зов стада оказался сильнее голоса режиссера. Она села на жесточайшую диету и своего добилась — стала такой, как все. Снимать Светлану Ходченкову, конечно, будут, но звездой она вряд ли станет.
Я иногда думаю: откуда взялась эта мода? Почему в мире искусства идеалом красоты считается теперь последняя степень истощения? Как всё это противоестественно! Девочки 16–18-ти лет садятся на изнурительную диету… Моделями они, скорее всего не будут, а вот весь букет болезней к своим сорока годам непременно приобретут. Молодой организм растет, в это время формируется его костяк, нужно много двигаться, хорошо и правильно питаться… А тут… Все наоборот. Эпидемия какая-то. Причем, не только в нашей стране, повсюду…
Что происходит? Порой приходит простой и ясный ответ.
В мире моды, в модельном бизнесе, вот уже десятки лет бал правят люди… Как бы это помягче выразиться — люди не совсем здоровые, с психическими, и часто сексуальными отклонениями. Понятно, что им хотелось бы в каждой женщине видеть мальчика. Впрочем, ответ слишком простой, чтобы быть правильным.

«Не хлебом единым». 2005
По роману Владимира Дудинцева. Роман вышел в свет в 1956 году, сразу после XX съезда партии, после знаменитого закрытого доклада Хрущева, где впервые было сказано о культе личности. Роман был напечатан в книжке «Нового мира».
Читала вся страна. В библиотеках, в читальных залах стояли очереди за книжкой.
Помню, я сам умолял девицу в нашей студенческой читалке:
— Ну дай на ночь… хочу дочитать… Клянусь, в 8 утра буду стоять у дверей…
Безусловно, это было свежее слово в литературе. И смелое. Хотя это был только намёк на правду. Читателям и этого хватило.
«Хватило» и писателю. Вскоре по указанию сверху состоялся пленум Союза писателей, книгу раскритиковали — с партийных позиций. Роман стали изымать из библиотек и читальных залов. Дудинцева надолго отлучили от литературы.
Я однажды долго разговаривал с Дудинцевым. Было это лет тридцать назад, в Переделкино. Он рассказывал, как они бедствовали в те годы. Продавали мебель… Ну и помогал кое-кто, как правило, инкогнито. Отозвался добрым словом о моём бесценном, рано ушедшем из жизни, друге — Иване Переверзеве.
Однажды Переверзев позвал его к себе домой, поднял валик дивана — там деньги.
— Бери, сколько хочешь…
— Когда отдать?
— Когда напишешь новый роман.
Какой же он был чудо-человек — Иван Федорович Переверзев.
Между прочим, все эти годы, когда нищенствовала семья писателя, роман Дудинцева продолжал издаваться за рубежом — во многих, чуть ли не в ста странах. Издательство «Советский писатель» регулярно получало гонорары — в твёрдой валюте. Писателю, конечно, — ни копейки.
Много раз я собирался экранизировать роман. Снова перечитывал его. Глазами сегодняшнего читателя — обычный производственный роман. Как сделать из него интересное зрелище? Что ж, чем сложнее задача, тем интереснее её решать. После долгих колебаний я взялся за экранизацию.
Фильм получил чуть ли не все главные призы на отечественных кинофестивалях.

«Артистка». 2006
Я прочел тысячи сценариев. Не помню случая, чтобы мне захотелось снимать хоть какой-то из них. Обычно у меня — это собственная идея, переработанная в сценарий, или хорошая книга.
И вот — читаю сценарий (скорее даже пьесу) некоего В. Мухарьямова и… умираю от смеха. Я тут же бросил подготовку к фильму «Пассажирка» и переключился на «Артистку». Сняли мы фильм за пять недель.
Это моя самая смешная картина. Впрочем, смешная только для моего зрителя, для той аудитории, которую я называю «советский зритель» — умный, образованный, благодарный, воспитанный на хорошей литературе.
Тинейджеры и просто дебилы, которые и составляют 80 % нынешних кинозрителей, фильм не приняли — как это и ожидалось. Им он не смешон. Да и в самом деле — сидят люди за столом и разговаривают. Что тут смешного? Никто не упал, ни у кого не слетели трусы, никто не пукнул — над чем же смеяться? Чтобы понять, каков нынче юмор, нужно почитать анекдоты из Интернета. Или посмотреть фильм под названием «Самый лучший фильм» — кино, снятое по дебильному сценарию дебилом-режиссёром для дебилов-зрителей. Но этот фильм — ещё цветочки по сравнению с тем, который я увидел вчера. Называется — «Гитлет, капут!»

«Пассажирка». 2008
Когда я пишу эти строки — фильм не добрался до широкого зрителя. Так что понять, что получилось, я ещё не в состоянии.
Задумал я его ещё в 1968 году. Тогда и начал конструировать сценарий. Мечталось снять в роли пассажирки Марину Влади, а в роли её горничной — Наташу Гундареву.
Ничего не получилось, конечно. По мнению самой высокой инстанции, Госкино СССР, — сюжет пустяковый и безыдейный, а объем работ большой. Понадобилось сорок лет… Тут и Алексей Герман может позавидовать — он снимает «Трудно быть богом» лет десять, а я трудился над «Пассажиркой» — сорок!
Сейчас Константин Михайлович Станюкович, по мотивам рассказов которого сделан этот фильм, совершенно забыт. Ни в одном книжном магазине вы не найдете его книги. А совсем недавно он был одним из самых читаемых писателей. Я, например, его морские рассказы обожал. Его и советское кино не обделяло вниманием; по его произведениям снято много фильмов. Достаточно вспомнить знаменитого «Максимку».
Сняв «Пассажирку», одно доброе дело мы уже сделали. Книгоиздатели, наконец, решились — издательство «Олимп» выпускает двухтомник «Морских рассказов» Станюковича. Я написал предисловие. Заканчивается оно такими словами:
«Мне трудно судить о том, каким получился фильм, но одно могу сказать твердо: эффект от прочтения этой маленькой повести, полной нежного юмора и живой атмосферы, превзойти нельзя».
Tags: книга26
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments